закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


5 апреля 2020 15:51    

Один за всех и всё для одного?

pixabay.com
pixabay.com

Пандемия как приглашение к равноправию и совместному действию религий

В проблеме закрытия для прихожан входа в храмы из-за пандемии COVID-19 можно выделить несколько пластов. Существует интерес религиозной организации как субъекта общественных отношений, интерес каждого отдельно взятого верующего в удовлетворении своих религиозных потребностей, но существует и интерес всего общества, а также государства, обязанного обеспечивать безопасность населения. В приказном запрете посещать церкви, мечети, синагоги, безусловно, виден элемент ограничения прав верующих как частных лиц и как социальной группы. Но те религиозные организации, которые собственным решением (иногда даже вопреки настроениям части верующих) закрылись, приостановили доступ прихожан в свои молитвенные дома, руководствовались простым соображением: когда речь идет о здоровье и жизни людей, безопасность всего общества превыше интереса отдельных его членов.

По части волевых решений об отмене публичных богослужений в числе пионером выступает Духовное управление мусульман Российской Федерации (ДУМ РФ), которое уже 17 марта, когда по всей России было выявлено немногим более ста инфицированных коронавирусом нового типа, объявило о карантинных мерах в Москве и области, оказавшихся эпицентрами распространения COVID-19 в России. Совет улемов ДУМ РФ предложил формат совершения пятничной молитвы онлайн, что и было сделано уже в ближайшую к тому моменту пятницу - 20 марта. Объяснялись эти меры, достаточно радикальные для того периода, интересами безопасности всего общества. «Тем самым мы с вами вносим вклад в спасение мусульман и других жителей столицы от угрозы распространения смертоносного вируса. (…) Человек и его жизнь превыше мечети!» – прямо говорилось в обращении первого заместителя председателя ДУМ РФ Дамира Мухетдинова от 17 марта.

Это совпадало с общим настроем общества на гражданскую солидарность, добровольную самоизоляцию и попытки всеми возможными способами замедлить темпы распространения вируса. Довольно скандальный случай в Санкт-Петербурге, когда некие группы активистов попытались мобилизовать наиболее архаизированные слои верующих под предлогом противостояния губернаторскому запрету посещать храм, случился накануне всероссийской недели самоизоляции и уже после обращения президента Владимира Путина 25 марта. Этот скандал привлек столь огромный интерес общества потому, что полностью опрокинул этот самый сложившийся в обществе консенсус о приоритете общественной безопасности над частными интересами. Получается, что самые разные духовные общины России, в том числе христианские конфессии и деноминации, поставили во главу угла всеобщее в ущерб частному, но только крупнейшая по числу приходов и последователей религиозная организация этого не сделала. Благо вскоре призывы православных ревнителей были дезавуированы заявлениями иерархов церкви и самого патриарха Кирилла.

Практически саморазоблачением выглядело заявление главы думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергея Гаврилова. 27 марта, когда в России выявили уже более тысячи заразившихся, а весь мир знал о случаях массового заражения в храмах в Малайзии, Южной Кореи, о смерти десятков священников в Италии, он выступил в поддержку отрицателей карантинных мер. Депутат не стал обременять верующих никакими рекомендациями или запретами, но власти призвал к «смиренномудрию». Такая позиция вызывала бы уважение, если бы глава профильного комитета Государственной думы имел обыкновение возвышать свой голос в защиту всех верующих, а не только представителей одной конкретной конфессии. Народный избранник, возглавляющий межфракционную депутатскую группу по защите христианских ценностей, а также Межпарламентскую ассамблею православия, ведет себя, и особенно не скрывает этого, как лоббист одной религиозной организации, пренебрегая запросами других.

Но случай с депутатом – только одно из проявлений гораздо более масштабной проблемы, губительной для России тенденции. Это попытка представить интерес и цели одной части общества, одной вероисповедной группы, пусть и самой крупной, как интерес всего российского общества, разнообразного по своему религиозному составу. Еще недавно мы наблюдали настойчивые попытки тех полюсов общественного влияния, с которыми прямо или косвенно связаны Гаврилов и подобные ему акторы, провести в новую редакцию Конституции понятие государствообразующего народа, указав всем остальным народам на их незначительное место в общей семье народов России. Сюда же относится возведение в парке «Патриот» главного храма Вооруженных сил России, который должен быть открыт 9 Мая и задуман как «храм в честь Воскресения Христова, посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, а также ратным подвигам русского народа во всех войнах, выпавших на долю нашей страны».

Получается, что подвиги представителей всех других народов не достойны особых памятников в год 75-летия Победы. Победа подается как заслуга лишь одного народа, православный храм – как дело общегосударственное, храмы остальных конфессий – как частное дело самих этих общин. Никого из инициаторов и исполнителей проекта, видимо, не смущает, что, сидя в окопах, выходя в разведку или бросаясь в атаку, бойцы не спрашивали друг у друга о вероисповедании, жертвуя собой ради спасения боевого товарища, они не обращали внимание на то, в какого Бога верит или вовсе не верит его соратник. Общий интерес, защита общей родины, был превыше всего. А по прошествии 75 лет Победа вдруг обрела национальную и религиозную окраску.

Помните, как впервые была анонсирована дата всероссийского голосования по Конституции? «Между Пасхой и Рамаданом». Судя по всему, из-за коронавируса христиане остаются без Пасхи, мусульмане без Рамадана (а возможно, и без хаджа), а все государство – уже официально объявлено – без голосования. Инфекции вообще все равно, какой вы придерживаетесь религии. Дай Бог всем нам вместе встретить 9 Мая, хотя сводки с фронта борьбы с коронавирусом пока не обнадеживают. XXI век таков, что нельзя добиться успеха и благоденствия для одного отдельно взятого сегмента общества, в тренде снова солидарность и коллективизм, забота обо всех. Поэтому, если и описывать текущую ситуацию в метафорах третьей мировой войны, то борьба идет не против кого-то или чего-то, а за совместное и солидарное действие против расчленения и фрагментации.

Диляра Файзулловна Ахметова,
руководитель пресс-службы
Духовного управления мусульман
Российской Федерации
 
Статья опубликована в "Независимой газете" 5.04.2020 г. с сокращениями.
На сайте ДУМ РФ публикуется полный вариант

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2020 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна