закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


6 июля 2011 10:16    

Еще раз о коранической толерантности: Смерть за уход от Ислама?

После публикации в журнале «Минарет» (N 2/2005) нашей статьи «Война согласно Корану», перепечатанной в газете «Татарский мир» (NN 3-4/2005) в несколько расширенном варианте, мы получили многочисленные отклики. Один из них подвергает сомнению положение о коранической толерантности, апеллируя к норме фикха, которая предусматривает лишение жизни за отступничество от Ислама.

 

 

Хадис о перемене веры

 

Указанная норма, разрабатывавшаяся средневековыми богословами, главным образом обосновывается следующим хадисом, возводившимся к пророку Мухаммаду: «Убейте того, кто поменяет свою религию». Данный хадис любят цитировать и современные экстремисты, выдающие себя за защитников Ислама.

 

Парадоксально, но этому хадису нашлось место в книге, носящей весьма благовидное название и выпущенной недавно под грифом авторитетных духовных инстанций мусульман России, - «Ислам против терроризма» (М., 2003, с. 141). Комментируя обращение к указанному хадису/норме, известный российский исламовед Александр Игнатенко ставит вопрос: «Не является ли это нарушением конституционного принципа свободы совести?». Поставленный вопрос, надо полагать, носит сугубо риторический характер. А в свете изложенного в вышеупомянутой нашей статьи учения Корана о свободе вероисповедания не менее риторическим звучит и такой вопрос: «Совместим ли таким образом понимаемый хадис с кораническим либерализмом?»

 

Ведь Коран, как мы видели в вышеупомянутой нашей статье, предельно четко, недвусмысленно, утверждает разнообразие этносов и верований выражением Божией воли, провозглашая религию делом совести каждого человека и не дозволяя в этом отношении какого-либо насилия. Вспомним хотя бы такие айаты: «Нет принуждения в вере» (2:256); «Кто хочет - пусть уверует, / А кто не хочет, пусть отклонится» (18:29). Разве не сам Коран осуждает насильственное удерживание людей в тисках какой-либо веры, передавая слова пророка Шуайба, который в ответ на угрозу соотечественников-язычников покарать его и его последователей за отход от их религии вопросил: «Поступите ли вы так, даже если / Вера ваша нам не по душе?!» (7:88).

 

Отметим также, что хадис об убийстве переменившего веру, если воспринимать его буквально, без уточнений и ограничений, чреват абсурдными выводами. Иначе за отход от Ислама казни должны подвергаться не только взрослые мужчины, но также и несовершеннолетние дети. Переход язычника или христианина в Ислам также следует карать смертью. Такой меры заслуживает и человек, который обратился, скажем, из иудаизма в христианство. Однако сами средневековые факихи, осознавая эту нелепость, не сочли хадис применимым к подобным случаям.

 

Пророк Мухаммад никак не мог противоречить Корану, а Священное Писание, проповедуя религиозную свободу, не говорит о лишении жизни кого-либо из отпавших от Ислама. В вопросе о вероотступничестве средневековые богословы прибегли к не вполне обоснованному обобщению, каковое они сделали и касательно вопроса о войне с неверными. Ибо, согласно Божиему Слову/Корану и пророческой практике/Сунне, применение силы в отношении неверных или вероотступников должно носить чисто оборонительный характер, будучи приложимым только к воинствующим из них. Не сам отказ от Ислама влечет за собой наказание, а лишь такой отказ, который сопровождается присоединением к врагам Ислама, что на современном языке называется дезертирством или изменой Родине.

 

Кроме того, хадис об убийстве переменившего веру относится к категории «одиночных» (ахад) преданий, т.е. восходящих к одному-единственному передатчику. А такие свидетельства многие правоведы, особенно среди ханафитов, не считают достаточным основанием для каких-либо нормативных установлений юридического или догматического характера.

 

Обращает на себя внимание и тот факт, что хадис о перемене веры, хотя и приводится в авторитетном своде от аль-Бухари, не встречается в другом авторитетном своде – от Муслима. И это при том, что данный хадис – чуть ли не единственное свидетельство касательно указанной темы.

 

Коран о вероотступничестве

 

Ни одно из коранических откровений не подтверждает вердикта о смерти как о мере наказания за вероотступничество; скорее, наоборот - все они свидетельствуют не в его пользу. Конечно, Ислам, подобно всем остальным религиям, не может не осуждать отход от него. Однако мусульманское Священное Писание, порицая вероотступников, часто не упоминает о наказании для них, а если и угрожает карой, то относит ее исключительно к потусторонней, будущей жизни, но не к настоящей, земной.

 

В священных айатах мекканского периода тема вероотступничества затрагивается лишь единожды, в суре 16, согласно которой

 

Кто отрекся от Бога после веры в Него..,

Раскрывая сердце свое неверию,

На таковых падет гнев Божий,

Им уготовано наказание великое.

(16:106)

 

И все комментаторы единодушны в том, что под «наказанием великим» подразумевается Божия кара именно в Судный день. В том же смысле сказывают и все последующие айаты о вероотступничестве (их около 10), сошедшие в Медине, где уже утвердилась власть Ислама, и пророк Мухаммад фактически стал единственным хозяином города. Наказание исключительно в потусторонней жизни отошедшим от Ислама определяется, в частности, в айатах 2:217, 3:85-91 и 4:137. И даже в последнем откровении на сей счет, ниспосланном к концу жизни Пророка, вероотступника не ждало какого-либо наказания в этой жизни:

 

О верующие!

Если кто отвратится от веры своей,

Бог явит [взамен] других людей,

Любимых Им и любящих Его.

(5: 54)

 

Примечателен и следующий факт: коранические угрозы вероотступникам адресуются именно тем из них, кто в неверии закончит свою жизнь (2:217; 3:91), а раскаявшимся отступникам обещано Божие прощение (3:89). Спрашивается: если Бог дает отступнику отсрочку до конца его жизни, то о какой смертной казни может идти речь? Ведь казненный вероотступник уже не раскается!

 

 

Религиозная нетерпимость приводит к войне

 

Указанные айаты заслуживают внимания и в другом аспекте. В свете их наглядно видно, сколь велика дистанция, отделяющая коранические наставления, пронизанные Божиим милосердием, от суровых вердиктов средневековых факихов: срок раскаяния для отступника Всевышним оставляется открытым, а они ограничивают его тремя днями. Впрочем, в первые века Ислама еще были богословы, которые в духе Корана предоставляли вероотступнику срок для раскаяния до конца его жизни. Были и такие, которые за этот грех полагали лишь тюремное заключение. В числе последних находился сам халиф Умар. А среди первых оказались такие видные богословы, как Ибрахим ан-Нахи (учитель Хаммада, наставника Абу-Ханифы) и Суфйан ас-Саури.

 

Очередным аргументом в пользу того, что смерть не служит мерой наказания за вероотступничество, выступает такое свидетельство Корана о мединских иудеях:

 

Они говорили меж собою:

В начале дня давайте объявим о своей вере

В ниспосланное последователям [Мухаммада].

К концу же дня – отречемся,

Чтоб и они отвратились от него.

(3: 72)

 

В этой связи невольно задумаешься: как могли люди, жившие под властью мусульман, дерзнуть на такой план дискредитации Ислама, если за отступничество Пророк наказывал смертной казнью?!

 

Цитируемый айат проливает определенный свет и на исторические обстоятельства сошествия коранических откровений касательно отступления от веры. Дело заключалось не в простом отказе от Ислама и не в какой-то безобидной игре в перемену веры – это был злой заговор, имеющий целью показать, что вновь возникшая вера (Ислам) ничего не стоит. Именно такого рода козни и подразумеваются в айате 4:137, упоминающем о тех, «кто [сначала] уверовал, / Потом отвратился, / Затем вновь уверовал, / Опять отвратился…».

 

Вспомним также, что Пророк и его последователи жили в обстановке перманентной конфронтации – жестокой и порой кровавой – с враждебным языческим окружением. В подобных условиях отказ от Ислама нередко означал присоединение к язычникам, воюющим с мусульманами. И такие вероотступники заслуживают наказания (не только в том мире, но и в этом!), но не за возвращение к неверию, а за переход на сторону врага. Поэтому айат 4:90, дозволяя мусульманам сражаться с отошедшими от Ислама маловерами, строго предупреждает своих последователей против агрессивных действий и в отношении к таковым, не распространяя на них данное дозволение:

 

Бог не даст вам права [воевать с теми отступниками],

Кто присоединяется к народу,

Связанному с вами договором [о ненападении],

Или кто явится к вам,

А в душе у них нет желания сражаться против вас..,

Кто  будет держаться в стороне от вас,

Не сражаясь с вами и предлагая мир.

 

Вот такими толерантными наставлениями Священного Писания руководствовался Пророк Ислама на протяжении всего своего пророческого служения.

 

 

Продолжение следует…

 

Тауфик Ибрагим
доктор философских наук, профессор

 

Материал опубликован в российском журнале исламской доктрины «Минарет», №4(7), 2005

 

Система Orphus
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации 2017 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна