закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


    

Белгородская область

История ислама в Белгородской обл. Юг центр.-черноземной полосы по праву может считаться одним из древнейших мест распространения ислама в нашей стране. На тер. Белгородской обл., в соседних с ней Воронежской, Харьковской, Луганской и Донецкой обл. выявлены типовые памятники салтово-маяцкой археологической культуры, со степным (булгары) и лесостепным (аланы) вариантами которой связано древнейшее автохтонное мус. население России. Так, в 100 км от границ Белгородской обл. выявлены комплексы мус. захоронений и Сидоровское городище, на котором в IX–X вв. проживало мус. население, связанное с вышеуказанной археологической культурой (см. Распространение ислама в городских центрах зап. части Хазарского каганата). Это население являлось основным в данном регионе носителем культуры и государственности Хазарского каганата, войска которого были разгромлены в сер. Х в. кн. Святославом на тер. Белгородской обл.

Второй важной вехой в мус. истории Белгородчины является период Золотой Орды и постордынских гос-в. С 1312 г. гос. религией Золотой Орды становится ислам, что усилило процессы исламизации ее жителей, в т. ч. носителей постсалтовской культуры (см. Новохарьковский могильник). XIV столетие всеми археологами отмечается как время расцвета русско-ордынского пограничья, где повсеместно отмечается рост городов и сел, бурный подъем экономической деятельности и рост народонаселения. Указанный период расцвета прерывается лишь с усугублением внутриполитич. кризиса в Золотой Орде, отягощенного агрессией Тимура (Тамерлана). Тер. Белгородской и Воронежской обл. стали ареной борьбы между противоборствующими партиями. Проявлением этого стала битва на Ворскле между Тохтамышем, поддержанным вел. княжеством Литовским, с одной стороны, и Кутлуг-Тимуром и Идегеем – с другой; и строительство крепости в устье Тихой Сосны Шейх-Ахметом в противовес военной угрозе со стороны Менгли-Гирея.

В ходе противостояния постордынских государств на тер. Центр. Черноземья из них периодически выходили волны мигрантов, уходившие на службу к соседним сюзеренам – вел. князьям московским и литовским, в свою очередь, находившимся в разл. формах зависимости от разных ветвей Чингизидов (см. Ярлыки крымских правителей вел. князьям литовским). В результате образовались вассальные владения со смешанным населением – тьмы, где поддерживались татарские порядки и законы. Одним из таких образований стала вассальная от вел. княж-ва Литовского Яголдаева тьма, располагавшаяся на тер. совр. Белгородской обл.

После начала строительства в 1630 г. Белгородской черты, ставшей границей между Московским царством и Крымским ханством, и в 1593 г. – города Белгорода, ставшего ее административным центром, южнее Белгородской черты продолжали кочевать ногайцы, что подтверждается археологическими данными. Во время событий Смутного времени тер. нынешней Белгородской обл. в значительной степени контролировалась войсками Крымского ханства, бывшего союзником Московского гос-ва против Речи Посполитой. В заключительной фазе Смутного времени и при ликвидации его последствий по тер. нынешней Белгородчины проходил Петр (Урак) Урусов, убивший в 1610 г. узурпатора Лжедмитрия II и впоследствии ушедший в Крым.

Данных мус. присутствия в Белгородчине в имперский период (XVII–XIX вв.) пока не обнаружено; вероятно, единственной причиной этого является недостаточность проведенных исследований. Так, известно имя проживавшего в кон. 1870-х гг. в г. Валуйки Андрыкаева Мусы Тугана, но откуда он появился в этом уездном городе – не выяснено. Он участвовал в Венгерском походе (1849 г.), Русско-турецкой войне 1877–78 гг., в 1876 г. служил в 4-м гусарском Мариупольском полку, с 1878 г. являлся полковником, командиром запасного эскадрона 6-го гусарского Клястицкого полка. В те годы имел награды: ордена св. Владимира 4 ст. с бантом, св. Анны 2 и 3 ст., св. Станислава 2 и 3 ст., золотую саблю с надписью «За храбрость» и др.

По переписи 1897 г., в Курской губ., куда в то время входила тер. и совр. Белгородской обл., насчитывался 441 мусульманин, что составляло 0,2% населения, из них 413 мужчин и 28 женщин. Подобное соотношение полов, типичное для западных губерний России (за искл. областей проживания литовских татар), возможно, напр., при преобладании военных.

В сов. период произошел значительный рост мус. населения Белгородской обл. – частично бежавшего от репрессий и коллективизации, частично приехавшего работать на многочисленных предприятиях области. В значительной степени увеличению мус. населения области способствовала система распределения молодых специалистов после окончания вузов, распространенная в СССР. Немало мусульман приезжало учиться в вузах центр. части страны, особенно из трудоизбыточных регионов (Азербайджан, Дагестан, республики Ср. Азии).

В период Великой Отечественной войны мусульмане наравне с представителями др. конфессий страны воевали с фашистскими оккупантами. Одним из наиболее значительных событий войны явилась битва на Курской дуге, где в наши дни по инициативе МРОМ Белгорода «Мир и созидание» был поставлен памятник советским воинам-мусульманам.

С кон. 1980-х гг., после либерализации обществ. жизни в СССР/ России, в жизнедеятельности мус. общины Белгородской обл. начался совершенно новый этап.

 

Мусульманская община Белгородской обл. История ислама в Белгородской обл. насчитывает более 10 веков; особый интерес представляет совр. ситуация с исламом в этом регионе. Всего в Белгородской обл. по переписи 2002 г. насчитывается 15,8 тыс. представителей мус. народов, они составляют 1,04% всего населения области. Рост числа мусульман в самых крупных этнических общинах (азербайджанцы, турки и татары между двумя переписями) на 8,4 тыс. чел. произошел как за счет естественного, так и миграционного прироста. Это увеличение произошло на фоне общего роста народонаселения Белгородской обл. на 9,67% в межпереписной период. Белгородская обл. является единственным регионом в ЦФО, за исключением Москвы, где в межпереписной период наблюдался рост населения, основной его компонентой при этом был миграционный прирост (естественный прирост в этот же период был отрицательным). Среди мигрантов, переселяющихся в экономически развивающийся регион, присутствует немало мусульман. Представители всех мус. народов активно участвуют в жизни региона, заняты в производстве, сельском хозяйстве, строительстве, сфере обслуживания. При этом удовлетворению их религиозных потребностей местными властями не уделяется практически никакого внимания. Единственной религиозной организацией мусульман области является МРОМ «Мир и созидание», открытая в областном центре в 2006 г. через два года после первой подачи документов на регистрацию. Важным событием в обществ. жизни области явилось проведенное интернациональной мус. общиной Белгорода открытие памятника советским воинам-мусульманам на Курской дуге.

По последней сов. переписи 1989 г., на тер. Белгородской обл. из числа этносов, традиционно исповедующих ислам, проживали азербайджанцы – 1,9 тыс. чел., или 0,14% населения обл. (4-е место среди всех народов обл. и 1-е из неславянских этносов), и татары – 1,6 тыс. чел.

По переписи 2002 г., лидирующее положение среди мус. этносов по численности продолжают занимать азербайджанцы: 4,5 тыс. чел., или 0,3% населения Белгородчины. Основная составляющая более чем двукратного прироста азербайджанского населения – миграция в экономически благополучный регион, каковым является Белгородская обл., как из самого Азербайджана, так и из пограничных с ним р-нов Дагестана (Табасаранский р-н, выходцы из которого компактно проживают в р-не Терновки) и Грузии. Среди сфер занятости азербайджанского населения выделяются розничная и мелкооптовая торговля, строительство, животноводство, гл. образом овцеводство. Среди белгородских азербайджанцев преобладают шииты. За редким исключением, азербайджанцы не принимают активного участия в жизни МРОМ «Мир и созидание» (в устных интервью отмечается параллельная деятельность незарегистрированных азербайджанских шиитских религиозных групп).

Одним из немногих исключений является Бабаев М., бывший имамом в 2005–08 гг. Именно он, будучи единственным представителем России, принимал участие в международном конкурсе чтецов Корана в Иране в г. Ардебиле в 2006 г., где занял 2-е место.

Следующей по величине крупной группой мус. населения следует считать турок-месхетинцев. По переписи 2002 г., они зафиксированы как «турки» (4 тыс. чел.) и «турки-месхетинцы» (0,1 тыс. чел.). Из серии интервью, взятых в их среде, известно, что абсолютное большинство представителей этого субэтноса не отделяют себя от турецкого народа и при проведении переписи записались турками, несмотря на наличие в переписных листах отдельной графы «турки-месхетинцы». Факт массового проживания турок-месхетинцев в Белгородской обл. известен в отличие от аналогичного представительства турок из Турецкой Республики. На основании этого следует считать как «турок», так и «турок-месхетинцев» Белгородчины представителями одной этнической общности. Депортированные из Месхетии (Ахалцихский, Адигенский, Аспиндзский, Ахалкалакский, Богдановский р-ны Грузии) в 1944 г. и близкие к ним группы турок, депортированные из др. р-нов Грузии в 1948–49 гг. гл. образом в Ср. Азию и Казахстан, турки-месхетинцы оказались в Белгородской обл. в массовом порядке после ферганских событий 1989 г. Как и в др. области Центр. Черноземья, большая часть их была эвакуирована сюда в организованном порядке. В известной степени к ним также примыкают малочисленные крымские татары.

На момент эвакуации турок-месхетинцев в Белгородскую обл. в 1989 г. их насчитывалось 12,5 тыс. семей. Сегодня, по оценке представителей турецкой общины, турецкое население составляет ок. 10 тыс. чел., что в 2,5 раза превышает показатели переписи 2002 г. Наряду с высокими показателями естественного прироста (высокая рождаемость и низкая смертность) до последнего времени наблюдался миграционный отток населения, гл. образом в Турцию и США (по линии МОМ, организовавшей переселение значительной части турецко-месхетинского населения из Краснодарского края в США). В наст. время зафиксирован приток турок-месхетинцев из Краснодарского края. Как и в др. регионах России, для турок-месхетинцев Белгородской обл. характерно компактное расселение в сельской местности, гл. образом в Краснояружском, Волоконовском, Красногвардейском, Старооскольском, Корочанском, Шебекинском, Вейделевском р-нах. В некоторых населенных пунктах турецкое население достигает 80% численности поселка или села. Среди основных занятий выделяются сельское хозяйство (гл. образом огородничество), строительство, торговля. На крупнейшей в Центр. России линии по халяльному забою птицы птицефабрики «Приосколье» (см. Халяльное мясо, инфраструктура производства и продажи в Центр. России) также работают турки-месхетинцы. За турками-месхетинцами повсеместно закрепилась репутация крепких и рачительных хозяев. Характерна этническая эндогамия, брачный возраст для мужчин – 23–24, для женщин – 18–19 лет. В населенных пунктах со смешанным населением турки считаются наиболее предпочтительным брачным партнером для нетурецкого населения. Все турки-месхетинцы являются мусульманами-суннитами ханафитского мазхаба; внемазхабных течений не наблюдается.

В отличие от др. регионов РФ в Белгородской обл. турки-месхетинцы принимают активное участие в жизни м. о. С 2008 г. имамом белгородской городской общины стал молодой турок-месхетинец Ш. Ш. Агалиев, ранее несколько лет бывший имамом в Красной Яруге и получивший религиозное образование в Киргизии. Повсеместно в местах компактного проживания турок-месхетинцев образуются религиозные группы, возглавляемые наиболее грамотными в религиозном плане членами общины (см. Институционализация мус. общины ЦФО).

Наряду с турками-месхетинцами в Белгороде проживает также небольшое число турок из Турецкой Республики. Основной род их занятий – мелкий и средний бизнес, гл. образом пекарни и импорт турецкого текстиля. В найме персонала отдают предпочтение туркам-месхетинцам.

В межпереписной период в два раза выросла и численность белгородских татар, число которых достигло 3,4 тыс. чел. (рост по сравнению с 1989 г. на 117% связан с переселением в основном из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, есть небольшое число переселенцев из р-нов Крайнего Севера). Сюда же следует добавить и близкородственных башкир, которых по переписи 2002 г. в области учтено 0,3 тыс. чел. Подавляющая масса татар Белгородчины представляет собой городское население. Одним из мест компактного проживания татар является пос. Стригуны Борисовского р-на.

Социальный статус совр. татарского населения самый разнообразный – присутствуют предприниматели (общепит, строительство), служащие, учащиеся, рабочие, пенсионеры; в целом уровень социализации белгородских татар достаточно высок. Связи с регионами, выходцами из которых являются татары Белгородчины (Татарстан, Башкортостан и др.), активно не поддерживаются ввиду преобладания татар из Центр. Азии. При этом у последних преобладают внутриобщинные связи между татарами-переселенцами из одной республики, города, региона. Среди татар распространены браки как эндогамные, так и экзогамные.

Степень участия в жизни м.о. у татар Белгородчины сильно варьирует. Заместителем председателя МРОМ «Мир и созидание» является татарин Шакиров Г. Г., играющий важную роль в жизни общины.

Сравнительно молодой группой по времени появления в регионе являются представители коренных народов Центр. Азии. Общая их численность по переписи 2002 г. составила 1,6 тыс. чел. Среди них выделялись узбеки (0,7 тыс.), таджики и казахи (по 0,3 тс.), туркмены, киргизы и др.

Социальный статус недавно приехавших и давно пребывающих выходцев резко различается, как и их образовательный уровень. Среди давно находящихся в России вообще и в Белгородской обл. в частности у представителей коренных народов Центр. Азии выше как образовательный ценз, так и уровень социализации, чего не скажешь об их недавно прибывших земляках. Из представителей этой общности в первую очередь выделяются узбеки и таджики. Оба эти этноса представлены как коммерсантами, так и наемными рабочими, с несколько различающимися сферами занятости. Последняя определяется для таджиков строительством, а для узбеков – сферами питания и обществ. обслуживания. Представители обоих этносов заняты на сезонных работах в сельском хозяйстве.

Общая численность представителей дагестанских этносов составила в Белгородской обл., по переписи 2002 г., 1,1 тыс. чел.: лезгины и аварцы (по 0,4 тыс.), даргинцы (0,2 тыс.), табасаранцы, лакцы, кумыки и др.

Социальный статус дагестанцев в регионе, как правило, достаточно высок: среди них много врачей, причем высокой квалификации, представители технической интеллигенции, немало фермеров, занятых как в животноводстве, так и в растениеводстве; есть также занятые в коллективных формах сельского хозяйства. Немалое их число работает в строительстве и торговле. Непропорционально большое число представителей Южного Дагестана – лезгин, табасаранцев, цахуров, агулов и рутульцев – в целом характерно для дагестанских диаспор в Центр. России. Для белгородских дагестанцев характерен высокий уровень внутриобщинной интеграции, постепенно ослабевающий по мере продвижения от тухума к группе выходцев из одного р-на и почти сходящий на нет на уровне связей между выходцами из разных р-нов Дагестана. Большинство дагестанцев Белгородчины поддерживают связи с родной республикой. Браки наблюдаются как эндогамные, так и экзогамные. Рост дагестанской общины имеет дальнейшую тенденцию к увеличению.

Роль дагестанцев в жизни м.о. Белгородской обл. весьма велика. Одним из инициаторов создания и председателем МРОМ «Мир и созидание» Белгорода является Рамазанов Г. Г.

Представителей вайнахской общины немного в сравнении с соседними областями – 0,4 тыс. чел. По официальной статистике УВД Белгородской обл. по состоянию на нач. 2008 г., в ней проживало 125 чеченских семей и 36 ингушских. По сведениям представителей мус. организации, число ингушей в области, вкл. сезонных рабочих, доходит в летний период до 3 тыс. чел. Ингуши и чеченцы в Белгородской обл. представлены в основном рабочими, занятыми гл. образом в строительстве; присутствуют также учащиеся. Среди постоянно проживающих чеченцев и ингушей гендерные соотношения примерно равны, среди сезонных отходников преобладают мужчины. В жизни м.о. заметно активное участие принимают только ингуши.

Незначительно число представителей народов Сев.-Зап. Кавказа – 0,2 тыс. (осетины-мусульмане, карачаевцы и др.).

Мус. народы дальнего зарубежья (0,1 тыс.) представлены арабами, пуштунами и персами. В ходе полевых наблюдений была исследована афганская община. Она состоит из афганцев, проживающих в области с 1987–91 гг., т. е. тех граждан Демократической Республики Афганистан, которые проходили обучение в белгородских вузах в сов. время. Все они являются выходцами из разных регионов Афганистана и относятся к разл. этническим общинам. Для них характерен очень высокий уровень образования и степень социализации в российском обществе. Браки преимущественно экзогамные. Участие в жизни м.о. единичное. Можно отметить также немногочисленных в области курдов (0,1 тыс. чел.), в жизни м.о. участия не принимающих.

 

 

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2020 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна