закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


5 июля 2019 16:53   Москва 

Воспоминания внучки муфтия-дворянина…

Род князей и мурз Мамлеевых насчитывает почти тысячелетнюю историю и входит в число наиболее значительных и выдающихся татарских дворянских родов. Известно, что этот род был зарегистрирован в книге «История родов русского дворянства».Внучка    Нурмухамета Бикбулатовича Мамлеева – Гюльнар ханум Мамлеева рассказала о своем дедушке, который был не только просветителем – настоящим народным учителем, но и в довольно «сложный» исторический период  исполнял обязанности муфтия. Сама Гюльнар Мамлеева 27 лет была учителем географии в школе, работала в нескольких столичных театрах, в авиационной промышленности, много путешестовала.

«Мой дед Нурмухамет Бикбулатович Мамлеев родился в 1852 году в деревне Абушахмин  - ныне это деревня  Ново-Муртазино в Башкирии. Он закончил Учительский институт в Оренбурге. И 27 лет своей жизни посвятил просвещению татарского народа. У него был друг Идиятулла Токумбетов. И они, как Герцен и Огарев, поклялись служить своему народу. Они отправились в Западную Сибирь. Уже после этого дед работал в Пермской губернии – преподавателем русского и татарского языка. Затем учительствовал на Урале и в Башкирии. Кроме татарского и русского, он отлично владел арабским языком и фарси.

В самом начале своей учительской деятельности – это было еще в Западной Сибири – в татарской деревне – произошел с ним забавный эпизод. Дед – тогда молодой учитель – объявил жителям села, что открывается школа, где будут преподавать татарский и русский язык, арифметику, другие предметы, а учителем будет он. Однако, на первый урок никто не пришел. Деревенские жители решили – раз будет преподавать русский язык, значит будет «агитировать» - принимать христианство -  креститься. Нурмухамет не растерялся. Он надел чалму и чапан, сел прямо на деревенской площади и стал громко читать Коран – красиво - на отличном арабском языке. На следующий день все сельчане за руку привели своих детей в школу. Так началось учительство Нурмухамета Мамлеева.  Это была начальная школа. Потом был Урал, Пермская губерния и Башкирия. В Башкирии он организовал школу десятилетку, куда пригласил еще и педагогов-предметников из Уфы. В этой школе-десятилетке он был преподавателем и директором.

 Сохранилось приветствие Бирской уездной земской управы по случаю 25-летия его службы в должности народного учителя с выдачей в награду 100 рублей. Это были немалые по тем временам деньги. Уже в 19 веке были татарские деревни с поголовной грамотностью. В том числе деревня Ново-Муртазино. Эта заслуга и моего деда, и таких как он просветителей, беззаветно преданных своему делу. 

Дед  написал письмо императору Александру III по вопросам улучшения образовательной системы. Стиль, обороты речи, даже сам каллиграфический почерк говорят о высоком уровне образования. Рукописные книги деда, написанные на татарском языке – арабским шрифтом, а также  на арабском языке и фарси были посвящены вопросам духовно-нравственного просвещения. Это лекции по этике и эстетике, философии и дневник деда. Нурмухамета Мамлеева все уважали. Его ценил губернатор, который часто приезжал домой к Мамлеевым. Они с дедом подолгу беседовали о народном просвещении. Губернатор лично поздравлял его с мусульманскими праздниками. По завершении своей учительской карьеры, которая продолжалась 27 лет, он был казыем – заместителем муфтия. По всей Башкирии проходили выборы муфтия и казыев. В числе 4 казыев были выбраны мой дед Мамлееев, который стал консультантом по исламскому праву - фикху и другой мой дед Капкаев, в обязанности которого входили строительство и реставрация мечетей.  Нурмухамет Мамлеев прекрасно владевший русским языком и имевший отличное светское образование, координировал взаимоотношения мусульманского духовенства и светской власти, которую представлял губернатор. Он проводил огромную работу, направленную на благо мусульман. В марте 1917 года, то есть уже после февральской революции,  он исполнял обязанности муфтия…Это отражено в соответствующих документах.

Другой мой предок – полковник Гирей Кайбишев  - первым вошел в Париж в 1812 году и был участником парада победителей, который принимал император Александр I. Но, это, как говорится уже другая история. И ИншАллах, мы продолжим эту беседу…»

Гюльнар Мамлеева раскладывала на столе, покрытом старинной скатертью ручной вязки, уникальные фотографии 19 века. Благородные одухотворенные лица ее предков смотрели на нас. Исчезнувшая эпоха. Но память о ней осталась. Это наша история. История нашего народа. Надо, чтобы ее знали наши дети.

Текст: Нина Зотова

 

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2019 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна