закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


1 февраля 2016 22:45   Москва 

Плач неудачника. Фол последней надежды Романа Силантьева

Сегодня приходиться констатировать, что профессиональные исламофобы утратили даже формальные черты какой-либо научности, экспертности, медийности и впали в открытый радикализм. Как еще можно расценить призывы «гуру» этого лобби к расправе с ведущей мусульманской религиозной организацией страны?

Совершенно очевидно, что вызвано это тотальной утратой доверия к ним со стороны не то что федеральных, но и региональных чиновников, идейным тупиком, в который они зашли и завели за собой тех, кто их слушал, и, самое главное, повсеместным кадровым, интеллектуальным и государственным обновлением и мобилизацией, вызванными евразийской патриотической волной 2014-2015 гг. В такой ситуации Роману Силантьеву с товарищами остается только, что называется, «поднимать ставки» и откровенно идти ва-банк, чтобы спасти свое незавидное положение.

Основную мысль, даже проект, дело жизни главы Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Романа Силантьева наши мусульманские эксперты и публицисты характеризуют как «концепцию растворения». По их мнению, это продолжение и развитие исторической традиции идеолого-религиозного отношения к Исламу и мусульманам в России.

Комментируя выход одной своей книги, не ссылаясь на источники, Силантьев прямо заявил, что «ассимиляция этнических и религиозных меньшинств является неизбежным процессом в любом обществе, а в России она еще и ускоряется за счет деятельности экстремистов... После каждого теракта тысячи, а может быть, даже десятки тысяч людей из числа этнических мусульман принимают крещение».

Главный тезис Силантьева, который четко заявлен в его книгах, состоит в фатальной необратимости «православизации» и русификации всех российских народов. Поэтому, советуют он и его коллеги властям, нет смысла искать пути встраивания Ислама в ткань современной отечественной государственности, т. к. мусульмане все равно постепенно растворятся в русском православном народе, а Ислам уйдет с исторической арены.

Силантьев изображает исламское возрождение в России как процесс сугубо негативный и угрожающий национальной безопасности. Все муфтии, судя по его книгам, уголовники, не чистые на руку интриганы, неграмотные бездарности и проводники враждебных РФ интересов; мусульманская общественность – это сумасшедшие и экстремисты; обычные прихожане – темная необразованная масса.

В общем, делается вывод, Ислам (не какой-то там «исламизм» или «ваххабизм», а именно Ислам в целом) в новой России не состоялся. Он несет проблемы, большие и маленькие. Соответственно, надо поддерживать тенденции его постепенного растворения и выдавливания из страны. Так проблемы с мусульманами решаться сами собой.

Фактически, это возвращение к доекатерининской политике в отношении Ислама, ключевым моментом которой была христианизация любыми средствами, включая насильственные. Последнее естественно невозможно по объективным причинам. Поэтому стратегию «растворения» можно назвать мягким вариантом того, что было до середины XVIII в.

Как переходная стадия предлагается выдавливание Ислама в «места компактного проживания народов его исповедующих», в том числе репрессивными методами (отсюда запреты на строительство мечетей в «традиционно русских городах», запреты книг, хиджабов и т.д.); затем де-факто, а, возможно, и де-юро, придание ему статуса не равноправной (как по Конституции и Закону о религии), а «терпимой» религии. Т. е. это своеобразное восстановление ситуации до революции 1905 г.

Так оценивают подход Силантьева и его единомышленников многие интеллектуалы из числа мусульман. Оценка, конечно, не лишена категоричности, но и не лишена большой доли адекватности. Особенно, учитывая конкретные действия, вроде призыва запретить Духовное управление мусульман РФ/Совет муфтиев России - крупнейшую и наиболее эффективную структуру, работающую рука об руку с государством в деле нравственного, патриотического и гражданского воспитания, социализации российских мусульман и донесения истинных целей руководства страны до масс верующих.

С патриотическим подъемом 2014 года, который вырос из умеренно-консервативного и евразийского дискурса, укоренившегося в элите в начале «нулевых», антигосударственный и разрушительно-радикальный концепт Силантьева начал стремительно маргинализироваться. Он лично и его коллеги потеряли аудиторию, а некоторые, вроде скандального казанского псевдоэксперта Раиса Сулейманова, вообще имеют сейчас большие проблемы с законом за экстремистскую и провокационную деятельность, разжигающую межнациональные и межрелигиозные конфликты и нетерпимость.

О проблемах, намеренно создаваемых людьми, получившими в народе характеристику «исламоведы» или «исламовреды», давно говорят специалисты, в частности, известный исламовед Александр Игнатенко. Кстати, он сам часто весьма критически оценивает деятельность многих мусульманских организаций страны, так что его трудно заподозрить в ангажированности.

«Современное российское исламоведение находится в состоянии жесточайшего кризиса, – подчеркнул Игнатенко, на слушаниях в Общественной палате на тему «Программное выступление В.В. Путина по новой социализации российского ислама: практические аспекты реализации». – Проявлением этого кризиса является, например, то, что произведения великого исламского гуманиста Абу Хамида аль-Газали «Мизануль амаль» («Весы деяний») и «Насыхатуль мулюк» («Наставление правителям») занесены в список экстремистской литературы».

Ученый подчеркнул, что такой ситуацией мы обязаны некомпетентности людей, которые, называя себя исламоведами, способствовали запрету данных трудов.

«Это наводит на размышления о том, – сказал он, – что исламоведение превратилось в загон для людей, которые об Исламе имеют очень смутное представление. Невозможно представить себе исламоведение без знания арабского языка. Это особая тема, очень важная».

Серьезным ударом для т.н. исламоведов, а для Силантьева особенно, стал уход Всеволода Чаплина с поста главы Отдела взаимодействия Церкви и общества Русской Православной Церкви. Отставка, конечно, не вызвана тем, что исламофобам порой путем различных махинаций, подлогов и злоупотребления доверием удавалось пользоваться некоторым покровительством влиятельного религиозного деятеля. Говоря откровенно, они, что называется, скорее, подставляли своего руководителя в корыстных целях.

 Уверен, что отец Всеволод всегда призывал только к благому. Но, что отмечали многие, он был склонен к громким неоднозначным высказываниям. Некоторые из них порой не в последнюю очередь негативно влияли на перспективы межконфессионального диалога.

Но вопрос шире. Россия, наконец-то почувствовавшая свою силу и ответственность за судьбы мира, находится в сложных условиях давления со стороны Запада. Сегодня требуется мобилизация всех на платформе конструктивного сотрудничества и общегражданского патриотизма, а не попытки навязать кому-либо свою линию, статус «младшего брата», вести «гибридный прозелитизм» и реализовывать прочие утопии.

Так естественным образом сформировался консолидированный - государства и общества - запрос на евразийский дискурс с опорой на традиционные ценности. Это то, на чем всегда стояла историческая Россия и благодаря чему успешно развивалась, будь-то во времена Золотой Орды, Российской империи, отчасти в послевоенный советский период и в последнее десятилетие.

Мусульманское сообщество одно из первых активно включилось в обновленческие процессы. В те дни, когда решалась судьба Крыма в составе России, наш духовный лидер муфтий шейх Равиль Гайнутдин прилагал массу усилий, чтобы не допустить провокаций, вовлечения крымских татар в конфликт и использования их в антироссийских целях. Он лично присутствовал на церемонии торжественного вступления нового субъекта в состав РФ, в то время, когда другие уважаемые духовные лидеры по своим причинам предпочли воздержаться.

Заслуги его в области налаживания отношений с Духовным управлением мусульман Крыма бесспорны и оценены государством.

Сейчас муфтият открыто и последовательно занял пророссийскую позицию, хотя исламофобы на протяжении всех последних двух лет травили и в чем только не обвиняли его руководство. Недавно, когда некоторые экстремистски настроенные деятели, выдающие себя за лидеров крымских татар, объявили России «джихад» глава ДУМ полуострова Эмирами-хаджи Аблаев категорически выступил против них, тем самым показав себя не только духовным, но и крупнейшим общественным и моральным авторитетом своего народа.

В конце 2014 года ДУМ РФ провело в Москве X Международный мусульманский форум (ММФ), который обеспечил условия для нынешнего внешнеполитического прорыва России в Исламском мире. Успешно проведенное мероприятие расширило так необходимый Кремлю в условиях давления геополитический коалиционный потенциал.

Форум показал, что, по крайней мере, на мусульманском направлении политика США и их союзников буксует.  Везде в Исламском мире заинтересованы в сильной Москве, которая могла бы сбалансировать агрессивность заокеанских «заклятых друзей».

Более того, в сентябре 2015 года наш национальный лидер Президент Владимир Владимирович Путин лично, впервые в истории России, посетил торжественное открытие главной мечети страны. Чуть позже становится ясно, какой глобальный геополитический и внутриполитический посыл это имело.

Высказанные, чуть спустя, накануне начала российской антитеррористической операции в Сирии, на Генассамблее ООН в Нью-Йорке идеи изначально были, так сказать, презентованы и апробированы во время выступления Президента на торжественном открытии нового здания Московской Соборной мечети. Со стороны многочисленных гостей из Исламского мира, собравшихся на праздник, наш национальный лидер получил полную поддержку и кредит доверия для выступления в ООН. Так что, можно сказать: Путин говорил не только от лица России, но и сотен миллионов мусульман.

Сама мечеть сегодня уже стала центром притяжения ученых и религиозных лидеров со всего мира. ДУМ РФ проводит свои крупнейшие мероприятия в тесном сотрудничестве с другими муфтиями, например Татарстана, Дагестана и Чечни.

Вся работа ДУМ РФ идет в плотном сотрудничестве с Администрацией Президента РФ, Правительством РФ, МИД, Госдумой, Советом Федерации. С их стороны постоянно исходят просьбы принять официальные делегации из мусульманских стран.

Муфтия Гайнутдина встречают на высоком уровне на всем пространстве от Китая до Великобритании. Он выступает перед российскими парламентариями с трансляцией в прямом эфире на всю страну. Его и его замов награждают важными правительственными, федеральными и региональными наградами.

Что касается внутренней политики, то линия муфтия Гайнутдина на самоопределение отечественного мусульманского сообщества как части российской политической нации и активной составляющей гражданского общества нашла сегодня полную поддержку со стороны властей. Тут стоит упомянуть, что Президент, накануне открытия Московской Соборной мечети, был вынужден лично исправлять «художества» некомпетентных судей и экспертов на Сахалине, где, как минимум благодаря идейному давлению исламофобского лобби, была запрещена первая и важнейшая сура Корана! Всем понятна, какая эта бомба под международную и внутреннюю политику Москвы.

Напомню, что Силантьев публично говорил в СМИ о необходимости признавать экстремистскими переводы священной книги мусульман на русский язык и прочей классической литературы. Этот процесс продолжался много лет, пока Путин волевым решением не внес в Думу законопроект о запрете запретов религиозных писаний. О необходимости этого муфтий Гайнутдин говорил давно и настойчиво.

Сейчас у ДУМ РФ достигнут высочайший уровень доверия и конструктива в отношениях с Русской Православной Церковью. Я даже считаю возможным говорить о стратегической глубине нашего партнерства во имя мира и благополучия Родины и всего евразийского пространства.

Нам всем более чем очевидна необходимость совместной работы с использованием современных инновационных методов, но основанной на вековых принципах и традициях добрососедства и диалога. Мы несем общую ответственность. В основе нашего цивилизационного кода лежит, прежде всего, православно-мусульманское, славяно-тюркское единство. Этот принцип становится магистральным. Прочее выносится за скобки истории.

В самом ДУМ РФ активно идут процессы модернизации и интеллектуализации. Представители организации, заместители муфтия Гайнутдина из числа нового поколения религиозных деятелей, востребованы, как исламской молодежью, так и федеральными каналами и влиятельными экспертными кругами.

Но муфтият не останавливается на достигнутом. Он дальше ведет работу в сфере подготовки кадров - образованных интеллектуалов самого высокого калибра. По нашему направлению десятки молодых людей учатся в бакалавриате, магистратуре, аспирантуре и докторантуре МГУ и СПбГУ. Научный журнал «Ислам в современном мире» недавно включен в список ВАК. «Минарет Ислама" недавно стал выходить на 5 языках!

Формирование идентичности российских мусульман на современном этапе, интеграция Ислама в ткань современной российской государственности, социализация мусульманской общины России – один из ключевых вопросов как для самих мусульман, так и для будущего всего государства. Президент России Владимир Путин назвал это одной из важнейших задач в сфере государственно-конфессиональных отношений.

«Новая «социализация» Ислама должна рассматриваться как развитие традиционного мусульманского образа жизни, мышления, взглядов в соответствии с современной социальной действительностью, в противовес идеологии радикалов, сталкивающих верующих в средневековье», – сказал Президент на встрече с главами мусульманских духовных управлений в Уфе в 2013 г. По словам нашего национального лидера, необходимы новые формы работы, делающие упор на интеллектуализацию Ислама. «Здесь важны и новые формы работы – через мусульманские культурные центры, исламские научно-просветительские центры, молодежные, женские клубы», – подчеркнул Путин. Глава государства также заявил, что «Ислам - яркий элемент российского культурного кода. Он стал значимым фактором общественно-политической жизни и внес неоценимый вклад в духовное и культурное развитие нашего общества».

«Российские мусульмане всегда были едины в служении обществу и своему государству», – сказал президент, подчеркнув, что приоритетом публичной деятельности мусульманских организаций должна быть выработка положительного образа Ислама (в тех традиционных формах, которые сложились в России) как духовной составляющей общероссийской идентичности.

Слова Президента - это и есть стратегия ДУМ РФ и жизненное кредо муфтия Гайнутдина. Именно под его руководством процессы социализации, о которых несколько лет настойчиво говорит Путин, были успешно запущены и идут сейчас полным ходом. Никто больше не смог показать такой эффективности в решении актуальнейшей государственной проблемы, а некоторые откровенно ее усугубляли.

Исламофобы вроде Силантьева сегодня не в силах противодействовать оздоровлению государственно-исламских отношений. Политическая почва навсегда уходит из-под их ног, а значит, и возможности для удовлетворения корыстных интересов. Это и заставляет их идти на откровенно радикальные подрывные шаги антироссийского толка. Правда, выглядит их суета как фол последней надежды, а статьи Силантьева напоминают уже даже не алармистскую публицистику и сборники скандальных сплетен, а плач неудачника.

Д. Мухетдинов

Первый заместитель Председателя ДУМ РФ 

Система Orphus
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации 2015 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна