закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


6 февраля 2019 11:39   Москва 

Обнаружено важнейшее свидетельство о местонахождении рукописи перевода Корана Мусы Бигеева

Вопрос о местонахождении рукописи перевода Корана, выполненного выдающимся татарским религиозным мыслителем Мусой Джаруллахома Бигеевым (1875-1949) на сегодняшний день остается без ответа. Однако обнаружение главного труда, которому Муса Бигеев посвятил всю свою жизнь, является важнейшей задачей, стоящей перед российским исламоведением. Данная статья знакомит с недавно обнаруженным свидетельством, благодаря которому упомянутый выше вопрос, наконец-то, получает свой ответ.

Муса Бигеев покинул этот мир 25 октября 1949 года. Последние месяцы своей жизни он провел в Каире, где занимался вопросом издания переведенного им Корана. Перед ним стояла задача набрать параллельный арабский текст Корана. Арабский текст должен был быть представлен вместе с переводом Корана на турецкий язык в издании, которое планировалось издать в Турции. Однако, время земной жизни ученого истекло и переводу не суждено было появиться. Что же стало с самой рукописью перевода? Увы, ее следы были потеряны там же, в Каире. Поиски не давали результатов ни тогда, ни в наши дни. Рукопись как сквозь землю провалилась и надежда ее найти была крайне слабой, начиная выглядеть уже несбыточной.

Однако поиск, которым я занимаюсь уже более двадцати лет, привел к неожиданной и обнадеживающей находке. Исследуя страницы турецкой прессы, я обнаружил статью, написанную одним из почитателей Мусы Бигеева, в качестве своеобразного некролога. Она была опубликована в ноябрьском номере турецкого журнала “Sebilürreşad” за 1949 год, фактически, сразу после распространения печальной вести о кончине великого исламского ученого.

Статья написана человеком, по имени Шир Эмироглу. На момент написания статьи он находился в Каире, где, возможно, проживал на постоянной основе. В статье Шир Эмироглу поведал историю своего знакомства с Мусой Бигеевым. Из его рассказа становится очевидным, что он невероятно ценил этого знаменитого татарского ученого и считал себя по-настоящему счастливым человеком, поскольку имел честь познакомиться с ним и общаться на протяжении длительного времени.

В конце своей статьи Шир Эмироглу пишет, что во время их общения в Каире, незадолго до своей кончины, Муса Бигеев сообщил ему, что свою рукопись перевода Корана вместе с шестью сундуками книг, он передал в Консульство (konsoloshane) Турции в Каире. Шир Эмироглу подчеркивает, что Муса Бигиев говорил ему об это не один раз. Таким образом, из свидетельства Эмироглу мы доподлинно узнаем, что Муса Бигиев лично передал свою библиотеку и архив в турецкую дипломатическую службу. Данный факт подтверждается также и тем, что Фаузия Догрул (Ибрагимова), дочь известного татарского религиозного деятеля Абдрашита Ибрагимова, бывшая замужем за одним из турецких дипломатов, служившим в Каире, позднее занималась переправкой библиотеки и архива ученого в Финляндию.

Далее из рассказа Эмироглу следует, что после смерти М.Бигеева он обращался в упомянутое дипломатическое учреждение с вопросом о рукописи перевода Корана. Ему сообщили, что библиотека ученого действительно была им передана, однако рукописи перевода Корана в ней нет. На дальнейшие вопросы со стороны Эмироглу сотрудник консульства дал невнятный ответ, что мол, рукопись каким-то образом исчезла раньше, чем попала в стены дипломатического ведомства.

Таким образом, вопрос о том, куда делась рукопись бигеевского перевода Корана можно считать закрытым. Любой мало-мальски сведущий в процедурах официального документооборота человек не может поверить в то, что какой-либо документ, принятый и учтенный в предусмотренной официальной форме, может бесследно исчезнуть. Дипломатический корпус не то место, где к поступившим документам отнеслись бы небрежно, тем более, что они были предоставлены таким выдающимся ученым, как Муса Бигеев. И уж точно, сам Муса Бигеев доставивший свою библиотеку в консульство, едва ли покинул бы это учреждение, не убедившись в том, что факт передачи внесен в соответствующие документы учета, а содержимое библиотеки описано и зарегистрировано надлежащим образом.

В любом случае, даже если Муса Бигеев удовлетворился лишь тем, что факт передачи им личной библиотеки и архива был зафиксирован, и не стал дожидаться процедуры описи содержимого, этот не отменяет того факта, что библиотека ученого попала к турецким дипломатам.

Поскольку теперь известно где искать и у кого спрашивать, то дальнейшие поиски рукописи перевода Корана необходимо поднять на самый высокий официальный уровень. И если будет на то воля Всевышнего, выдающийся труд Мусы Бигеева непременно будет обнаружен.

Хайрутдинов Айдар Гарифутдинович

Кандидат философских наук, доцент,

старший научный сотрдуник Института истории

им. Ш.Марджани АН Республики Татарстан, г. Казань

Система Orphus
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации 2017 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна