закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


23 сентября 2019 12:07    

Доклад муфтия шейха Равиля Гайнутдина на VII Съезде ДУМ РФ 23 сентября 2019 г.

Доклад председателя Духовного управления мусульман РФ и Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина на VII Съезде ДУМ РФ:

 

بســم الله الـرحمــن الرحيــم الحمدلله

الحمد لله رب العالمين

والصلاة والسلام على رسول الله وعلى آله وصحبه أجمعين

السلام عليكــم ورحمـة الله وبركاتــه

Уважаемые делегаты VII Съезда Духовного управления мусульман Российской Федерации! Дорогие мои братья и сестры! Дорогие почетные гости нашего Съезда и юбилейных торжеств!

Возношу молитвы Господу миров Аллаху Субханаху ва Тааля о слаженной и плодотворной работе нашего собрания, о том, чтобы его итогами стали дальнейшее укрепление братских уз и единение уммы, консолидация духовенства. Молитвенно прошу Аллаха позволить нам принять сегодня те решения, которые пойдут на благо российского мусульманства, да и всего российского общества, позволят добиться новых достижений и послужат основой для будущих перспективных начинаний.

Как вы знаете, мы собрались в столице Российской Федерации, городе Москве, украшенной золотыми куполами не только православных храмов, но и Соборной мечети, на отчетно-выборный Съезд в честь 25-летия успешной деятельности нашего Духовного управления, созданного на духовном и цивилизационном фундаменте Московской Соборной мечети, в свою очередь имеющей более чем 115-летнюю историю.

Наше Духовное управление наследует многовековые традиции развития ислама и мусульманской религиозной жизни в российской столице, в течение последнего столетия они были воплощены в нашей Московской Соборной мечети, которая в период СССР объединяла мусульман не только РСФСР, но всех союзных республик, служа единственным открытым мусульманским храмом на обширных территориях Центрально-Европейской части России.

Учредительное собрание Духовного управления прошло в январе 1994 г. и вскоре было презентовано широкой общественности. Для того чтобы освежить в памяти атмосферу, в которой создавалось наше Духовное управление и какие цели оно перед собой ставило, прошу просмотреть кадры архивной хроники от 29 января 1994 г., когда в кинотеатре «Октябрь» была проведена презентация Духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона России (Московского муфтията) и наша организация делала свои первые шаги как как духовное управление в столице федеративного государства –  Российской Федерации:

(на экраны выводится выступление муфтия Гайнутдина на презентации ДУМЦЕР в 1994 г.)

Основы

Уважаемые делегаты и гости Съезда, сегодня будет уместным суммировать достижения нашего Духовного управления не только за пятилетний, но и за весь 25-летний срок существования. Хочу подчеркнуть: за эти четверть века, несмотря на самые разные испытания, выпавшие на долю российских мусульман, мы не отступили от той стези, которую наметили в самом начале нашего пути вместе с общинами-учредителями Духовного управления. Концептуально мы остаемся на той же платформе:

  • первое – мы возвращаем из забвения духовное, интеллектуальное, культурное наследие российского мусульманства и приобщаем к нему наших современников;
  • второе – мы являемся патриотами, убежденными сторонниками постоянного государственно-исламского взаимодействия и общения, в котором мусульманские организации, мусульманское духовенство являются союзниками, помощниками своих избранных светских руководителей, а власть, в свою очередь, слышит и учитывает мнение и интересы мусульман, высоко ставит ценности единства гражданской нации, межнационального и межрелигиозного мира;
  • третье – мы отстаиваем гуманистические ценности, считаем диалог наиболее верным принципом устройства общественных отношений, считаем плюрализм, в том числе и плюрализм внутриконфессиональных трактовок, соответствующим Божьему замыслу мироустройства.

В вероучительном и нормативном отношении мы придерживаемся мазхаба имамов Абу Ханифы аль-Куфы, Абу Мансура аль-Матуриди и Бахаутдина ан-Накшбанда. В интеллектуальном и методологическом плане через наш духовный центр − путеводный маяк уммы – Московскую Соборную мечеть мы наследуем традиции отцов-основателей джадидизма Шихабутдина аль-Марджани и Хусаина Фаизханова.

Структура

На момент учреждения в составе нашего Духовного управления было не более 40 общин – махаллей, сегодня их количество достигает двух тысяч. Сегодня под началом Духовного управления построено, возвращено и отреставрировано, открыто и оборудовано более 1000 мечетей, мусульманских культурных центров, молельных домов и учебных заведений, ставших очагами нравственного наставления, духовного очищения, укрепления братства и религиозного просвещения.

Учитывая то, что большинство из этих мечетей расположено в городских центрах, а зачастую являются единственными доступными для городских мусульман мусульманскими институтами, количество наших единоверцев, получающих в наших мечетях духовную пищу, просвещение и социальную поддержку, исчисляется миллионами. Достаточно указать, что только в одной Москве количество мусульман сегодня составляет более двух с половиной миллионов, не менее миллиона наших единоверцев проживает в Московской области и в Санкт-Петербурге. В Екатеринбургской, Пермской, Тюменской, Омской, Ростовской агломерациях количество мусульман исчисляется сотнями тысяч. Это очень большие социальные организмы, для которых наши религиозные организации выполняют роль духовно-нравственных ориентиров. Огромную роль играют и культурно-просветительские центры, медресе и исламские вузы.

Около пятидесяти единиц мусульманской инфраструктуры, таких как мечети, молельные дома, культурно-просветительские центры, открыто с момента последнего нашего Съезда в 2014 г. За этот срок в структуре ДУМ РФ зарегистрировано более 126 новых религиозных организаций, учреждено 14 новых централизованных религиозных организаций – в виде региональных мухтасибатов.

Духовное управление имеет свои организации во всех восьми федеральных округах, ведет деятельность в 53 субъектах Российской Федерации.

Значительно укрепилось взаимодействие между региональными организациями и центральным аппаратом. Этому послужило сразу несколько факторов: и запуск программы повышения квалификации кадров на местах, и эффективная работа аппарата, регулярные поездки сотрудников в регионы, и учреждение института полномочных представителей председателя ДУМ РФ в федеральных округах.

Наука и образование

Как было сказано 25 лет назад, с регистрацией религиозной организации и строительством мечети не заканчивается, а только лишь начинается религиозная жизнь – ее созидательная и содержательная части.

В 1994 г. мы испытывали нехватку имамов, но тогда дефицит духовных кадров исчислялся десятками человек, а сегодня счет религиозных организаций идет на сотни и тысячи. Процесс обеспечения религиозных организаций квалифицированными кадрами продолжается, он далек от завершения. Однако мы с удовлетворением можем сказать, что в России при помощи государства, непосредственной поддержке Президента Российской Федерации Владимира Путина складывается трехуровневая система исламского образования (бакалавриат – магистратура – аспирантура и докторантура), которая активно развивается, прогрессирует. Квалифицированные кадры выпускают не только 17 учебных заведений, работающих в структуре ДУМ РФ и СМР, но и светские вузы-партнеры, в которые мы направляем наших студентов. Из них 7 учебных заведений, осуществляющих программы среднего и высшего религиозного образования, непосредственно входят в структуру ДУМ РФ.

Причем если в 1994 г. в нашем Московском высшем исламском духовном колледже обучалось не более десятка студентов, то сегодня количество студентов только в учебных заведениях ДУМ РФ приближается к 1000. За отчетный период были организованы курсы повышения квалификации для 40 потоков слушателей общим числом более трех тысяч человек.

Многие из нас застали конец 1980-х – начало 1990-х годов, когда издание Корана или новой книги по основам религии было для уммы целым событием. Мы помним, с каким упоением – словно припали к источнику чистой ключевой воды – многие наши единоверцы читали первый стихотворный перевод смыслов Корана на русский язык нашей сестры Валерии Иман Пороховой, да смилостивится Аллах над ее душой и удостоит ее места в райских садах.

Сегодня мы издаем сотни книг ежегодно и имеем возможность отправлять их в библиотеки общин. Немаловажная деталь: ввиду отсутствия собственных научных кадров и широкого доступа к отечественному богословскому наследию в определенный момент большую часть русскоязычной литературы по исламу составили переводные труды, изданные зарубежными исламскими центрами.

Сегодня мы издаем отвечающую самым высоким критериям литературу, которая востребована не только в нашей стране, но и распространяется, находит своего заинтересованного читателя, особенно в интеллектуальной среде, по всему миру. Более подробная информация изложена в Рабочих материалах, изданных к Съезду и юбилейным мероприятиям. Думаю, вы согласитесь со мной в том, что в течение пяти лет, за которые мы сегодня даем отчет, Духовное управление мусульман вышло на очень высокие темпы развития, сопоставимые с бурным религиозным возрождением и строительством в 1990-е годы.

По милости Аллаха, мы высокими темпами взращиваем крепкое древо Духовного управления. Его корневой системой являются наши общины – организации на местах. Наше древо питается от богатейшего научно-богословского наследия наших предков, по доброй воле и со всей искренностью принимавших ислам еще 14 веков назад и сохранявших веру в самые трагические периоды истории. Плоды этого древа – в виде научных, культурных, социальных проектов и достижений – служат далеко не только мусульманам, они составляют культурное и общественное достояние всего нашего государства и мира.

Государственно-исламский диалог

В течение этих 25 лет для преодоления многих наших проблем, достижения многих целей была необходима добрая воля российского руководства. Если оглянуться назад, то в течение 25 лет основная часть принципиальных запросов российских мусульман была удовлетворена. Речь идет не о проектах нашего Духовного управления мусульман или Совета муфтиев России, а о ряде концептуальных интересов российского мусульманства.

В их числе я назвал бы официальное признание российских мусульман частью мирового мусульманского сообщества и исламской цивилизации, выразившееся в виде вступления в Организацию исламского сотрудничества на правах государства-наблюдателя. Огромной милостью Всевышнего и заслугой нашего покойного брата Ахмата хаджи Кадырова стало достижение мира в Чечне и политическая воля позволить чеченскому народу заново отстроить свою республику в соответствии со своими традициями. В составе России семь республик, в которых большинство населения причисляет себя к исламу, его историческому и культурному наследию.

Есть Республика Северная Осетия – Алания, Республика Адыгея и Республика Крым, в которых мусульманский компонент также является культурообразующим, смыслообразующим фактором и в исторической перспективе, и на современном этапе. На долю республик Северная Осетия и Крым выпали испытания от Всевышнего. Сегодня мы поминаем в своих молитвах жертв бесчеловечных террористических акций Беслана, но в то же время и благодарим Всевышнего за реконструкцию и восстановление исторических объектов, за мусульманский ренессанс как в Северной Осетии, так и в Республике Крым. Мы с воодушевлением ждем открытия грандиозной Соборной мечети Симферополя, внешний вид которой будет соответствовать той большой и высокозначимой роли, которую играет мусульманская умма, братский нам крымскотатарский народ в истории и настоящем Крыма. В своих молитвах мы просим Всевышнего Аллаха и о том, чтобы Он позволил мусульманам Адыгеи вернуть здание исторической мечети 1907 года постройки в Майкопе. Во всех этих республиках, а муфтии большинства из них прибыли на наше сегодняшнее собрание, Ислам является очень заметной, важной составляющей общественной жизни: возведены или возводятся вместительные соборные мечети, открыты исламские институты, университеты, академии, работают целые медиахолдинги.

Восстановлено множество исторических мечетей, а вместе с тем мечети появились даже в ряде городов, где их до этого никогда не было.

Впервые за всю историю России государство принимает активное и деятельное участие в подготовке кадров через реализацию соответствующей программы, впервые система исламского образования получает помощь от государства.

Открытие Московской Соборной мечети после реконструкции и строительства является не частным достижением, а в целом символизирует достижения российского мусульманства и высокий уровень государственно-исламского сотрудничества в XXI веке. Мы благодарны Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, который поддержал проект возведения Соборной мечети, принял соответствующее политическое решение, лично принимал участие на ее открытии. Сегодня Московская Соборная мечеть собирает сотни тысяч верующих одномоментно в дни двух крупнейших мусульманских праздников, а также десятков тысяч еженедельно.

Во многих местах компактного проживания мусульман происходит возрождение института локальной мусульманской общины, духовных традиций, тарикатов. Оформилась новое лицо, новое поколение современной российской мусульманской интеллигенции, развивается культурная жизнь российских мусульман, снята острота проблемы запретов издания и распространения религиозной литературы.

Мы высоко ценим то, что наше государство прислушивается к позиции мусульман, оно готово к ответственным решениям, готово к поиску консенсуса в естественном процессе состязания интересов и мнений.

На текущем этапе важнейшими сферами государственно-исламского диалога являются: развитие образования и науки, создание диссертационного совета по исламской теологии, возрождение отечественной школы исламского богословия; нахождение золотой середины в вопросе сохранения светского характера российской школы при неукоснительном соблюдении принципа свободы вероисповедания; культурная интеграция и социализация мусульман, особенно тех, кто вливается в городские мусульманские общины в результате миграционных процессов.

Внутренние вызовы

Позвольте перейти к обсуждению проблем и вызовов, стоящих перед нами сегодня. Начну с вопросов и сфер, в которых требуется особое внимание, усердие, упорный труд и добрая воля мусульман, причем речь пойдет не только о наших организациях, но в целом о российском мусульманстве и его институтах.

Хотя ранее я и сказал о появлении мусульманского творческого класса, интеллигенции как части российской уммы, общий интеллектуальный потенциал нашей уммы требует дальнейшего упорного труда. Мы нуждаемся в ученых, высококвалифицированных специалистах, представителях творческих профессий, разделяющих исламские ценности, на которых умма могла бы опереться во многих сферах – от самопрезентации через современные медиа до реализации высокотехнологичных инфраструктурных проектов. Сложным остается вопрос материального обеспечения деятельности общин, который не будет принципиально решен без появления у нас целого пласта социально ответственных предпринимателей-мусульман. Они, равно как и прирост мусульманской интеллигенции, – это социальная база будущих достижений мусульман, будущего достойного места российского мусульманства в российском социуме и мировом сообществе.

Беспокоит нас и социальная незащищенность имамов, низкая материальная обеспеченность общин, а отсюда – низкая интеграция выпускников учебных заведений в религиозные организации. Даже те, кто по окончании учебы пришел на работу в религиозную сферу, через несколько лет, обзаведясь семьей, детьми, «вымываются» оттуда в связи с отсутствием перспектив решить жилищный и материальный вопросы.

По-прежнему недостаточен уровень конкурентоспособности наших учебных заведений. Многие молодые люди в поисках исламского образования стремятся выехать за рубеж. Например, только в одном из международных университетов исламского мира, в частности, в Международном университете Медины, ректор которого принимает участие в нашем собрании, сегодня обучается около 200 студентов из России, из них 170 – на бакалавриате, 15 – в магистратуре и трое – в докторантуре.

Очевидно, что определенная часть из них стремится остаться в странах исламского мира на постоянное жительство, и это их выбор. Но так или иначе, большая часть будет возвращаться к нам, тогда как механизмов их адаптации, интеграции, а самое важное – нострификации, т.е. признания их зарубежных дипломов не предусмотрено.

Мы считаем очень важным наладить постоянное конструктивное взаимодействие с руководством крупных университетов исламского мира, где обучается большое количество россиян во благо всех сторон, чтобы исламские знания, приобретенные нашими соотечественниками за пределами России,                нашли созидательное применение в нашей стране. Мы признательны ректорам и шейхам всемирно известных исламских университетов, с которыми развивается наше сотрудничество.

К наиболее сложным внутренним вызовам российского мусульманского сообщества относится разобщенность мусульман. Она проявляется сразу в нескольких плоскостях: это и организационная раздробленность с тенденцией к углублению центробежных процессов, организация общин по национальному, диаспоральному признаку, углубление внутриконфессиональных противоречий богословского характера. В некоторых регионах умма расколота, причем каждая из сторон претендует на то, чтобы нести по-своему понятое знамя исламской ортодоксии.

Сумма этих факторов создает почву для того, чтобы на мусульманском ландшафте появлялись некие «слепые» зоны в виде закрытых сообществ, общин, кружков, живущих своей собственной, обособленной жизнью и не участвующих ни в общемусульманской жизни, ни в жизни гражданского общества. Мы не считаем их радикалами или правонарушителями по умолчанию, однако такие вот анклавы, маргинальные группы являются идеальными инкубаторами для разного рода деструктивных идей.

Ислам же по своему характеру – религия глубоко социальная, открытая, прозрачная. Нашим недостатком я считаю и недостаточную монолитность внутренней структуры нашего Духовного управления, над ее укреплением нам предстоит работать, и в этом я надеюсь на поддержку делегатов Съезда. Редакция Устава Духовного управления, единогласно принятая в ходе Съезда в 2014 г., созвучна кораническому аяту:

واعتصموا بحبل الله جميعا ولا تفرقوا 

«Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не разделяйтесь» (Аль Имран, аят 103).

Наше структурное единство, организованность, соподчиненность сегодня – обязательное условие нашей субъектности завтра. Нельзя допускать размен стратегических целей и достижений всего мусульманского сообщества на локальные успехи и региональную самостийность. При всей внешней привлекательности свободно ассоциированных структур альтернативой четко структурированного, вертикально организованного федерального центра является девальвация исламского фактора до уровня регионального, потеря его значения на общегосударственном уровне.

 

Внешние вызовы

Говоря о внешних вызовах, вновь начну с угрозы, которую представляют для нас радикальные учения и террористические организации. Хвала Всевышнему, в последнее время террористическая активность на территории России снизилась кратно, в этом есть успех и правоохранительных органов, и спецслужб, и наш успех как организаций, ежедневно трудящихся на ниве воспитания мусульман. Но расслабляться совершенно не допустимо, угроза остается вполне реальной.

Нехватку мечетей и иной мусульманской инфраструктуры я также отношу к проблемам внешнего характера, поскольку в подавляющем большинстве случаев она связана с мнимыми угрозами, фобиями, нежеланием решать соответствующую проблему со стороны местных и региональных властей. Довольно легкомысленно и недальновидно у нас принято связывать тему мечетей с бытовым удобством или неудобством горожан. Мы слышим из уст чиновников, что наличие мечети в том или ином городском районе помешает местным жителям, хотя в XXI веке цивилизованные люди умеют договариваться о правилах соседства и общежития, тем более в нашей стране.

Говорят также и о том, что лишения и неудобства, которые испытывают молящиеся под снегом и дождем, в зной и на лютом морозе, в лужах, в грязи, не стоят наших переживаний, поскольку эти люди приехали к нам временно и вскорости отбудут на родину. Безусловно, те наши братья, которые, несмотря на такие суровые лишения, выстаивают молитвы на улицах, достойны уважения, они делают это из желания заслужить довольство Всевышнего, а не из-за желания осуществить культурную экспансию.

Экспертные данные и прогнозы по увеличению количества мусульман в крупных городах, утверждения о нужности для нашей экономики трудовых переселенцев, предупреждения специалистов о том, что религиозные потребности мусульман сами собой никуда не растворятся, а, скорее, будут находить выражение в инфраструктуре закрытого типа, озвученные мной в том числе и с трибуны Государственной Думы Российской Федерации, почему-то не достигают внимания многих наших чиновников.

Допускаю, в определенных кругах существует уверенность в том, что демографические трансформации можно будет компенсировать форсированной ассимиляцией наших сограждан, предполагающей маргинализацию, смену религии, отказ от своего духовного кода. Не исключено, что в отношении какой-то части населения такая стратегия, может, и будет иметь успех. Но у остальной части она вызовет столь же яркое неприятие и отторжение,                                        что чревато разрушением межнационального и межрелигиозного мира, дестабилизацией общества.

В последнее время такая линия стала проявляться все более и более явственно. Мы видим в этом недобрую волю или недопонимание определенных групп в обществе. Сюда относятся смехотворный с точки зрения исторической обоснованности, исключительно вредоносный концепт о татарах как двухконфессиональном народе, попытки умалить значение нерусских и неправославных народов в истории России, уязвить их историческую память и национальную гордость через установки памятников и памятных дат общефедерального значения. Мы считаем такие шаги деструктивными, и прежде всего – в отношении национальной безопасности и стабильности. Они подрывают доверие нетитульных народов к своему государству, срывают стратегию формирования российской гражданской идентичности, обесценивают программные документы о стратегии государственной национальной политики, принятые ранее. Тогда как вся без исключения история российской государственности говорит нам о том, что наибольшего могущества наше Отечество добивалось именно в те периоды, когда ее верховная власть делала ставку на интеграцию, инкорпорацию всего религиозного и этнического многообразия России в систему принятия решений и развитие государства, на уважение религиозных чувств всех народов.

Да, есть «мусульмане» (в кавычках), готовые соглашаться с любыми недальновидными действиями в отношении своих же единоверцев. Мы знаем, какая поддержка предоставляется таким организациям и их деятелям, вплоть до интеллектуальной и методической подпитки из недр религиозных организаций других религий. Для кого-то существует соблазн пойти по такому же пути.

Но я думаю, что перед нами, как верующими людьми, нет нужды долго распространяться,                что любой подлог рано или поздно выходит на свет Божий. Как говорит об этом в Писании Аллах:

 وَقُلْ جَاءَ الْحَقُّ وَزَهَقَ الْبَاطِلُ إِنَّ

الْبَاطِلَ كَانَ زَهُوقًا 

«Скажи: “Явилась истина, и сгинула ложь. Воистину, ложь обречена на погибель”» (Аль-Исра, аят 81).

Те, кто сегодня сотрудничает с явными недоброжелателями уммы, с поборниками ассимиляции мусульман, с разрушителями межрелигиозного согласия, получат проклятие уммы и соответствующую оценку будущих поколений.

Еще одним вызовом является наблюдаемая сегодня раскачка политической ситуации в стране, проработка революционных сценариев для России. Мы твердо стоим на позиции, что все преобразования в политической сфере должны идти эволюционным путем, без потрясений. Мы опираемся в этом на слова Господа миров, который сказал:

وَلَا تُفْسِدُوا فِي الْأَرْضِ بَعْدَ إِصْلَاحِهَا

«Не распространяйте нечестия на земле после того, как она приведена в порядок» ( Аль-Араф, аят 56).

Задачи и перспективы

Каким мы видим будущее российского мусульманства и нашего Духовного управления в нем? Позвольте изложить перед Вами свое видение нашей стратегии развития не только на ближайший пятилетний срок, но и на более длительную перспективу, условно до 2050 года.

В ближайшие 5–10 лет мы должны быть нацелены на дальнейшее укрепление структуры Духовного управления, на распространение своей деятельности в 70 субъектах Российской Федерации, на развитие проектов мусульманской инфраструктуры. На более длительные временные дистанции необходимо планировать строительство соборных мечетей в каждом из городов-миллионников России, а также в городах – столицах субъектов Российской Федерации.

Цели, стоящие перед нами, требуют высокой степени внутренней консолидации и субординации. И я надеюсь, в этом нас поддержат региональные централизованные религиозные организации, чье становление прошло в рядах Духовного управления мусульман Российской Федерации и главы централизованных религиозных организаций Совета муфтиев России верно поймут мой посыл и единый вектор развития нашей организации.

Задачей своего поколения имамов, воспитанных еще в советское время в Бухаре и Ташкенте, действительно много сделавших для возрождения ислама в постсоветской России, я считаю формирование работающих механизмов транзита духовного руководства новому, приходящему нам на смену,  поколению. Очень важно, чтобы этот процесс не был омрачен внутренними склоками и потерей устойчивости наших организаций. Из соображений основательности духовных центров, считаю также необходимым повышать образовательный, квалификационный и даже возрастной ценз лицам, претендующим на высшие духовные посты. Для того чтобы носить звание муфтия, человек должен обладать минимум 15–20 годами опыта на духовной стезе, иметь научно-богословские труды, иметь опыт наставничества.

Для того чтобы не раствориться в этом огромном разнообразии народов и культур, нам жизненно необходимы работающие институты – религиозные, национальные, общественные. Будущее института единого духовного управления мусульман, которому в ближайшие десятилетия, а то и столетия  нет замены, мне видится в том, чтобы это была структура, которая по своему уставу и внутренней самоорганизации была защищена от смут и раздроблений, а при наличии солидного кадрового состава в лице ученых, богословов, их постоянного интеллектуального обмена и общения имела иммунитет от всевозможных провокаций.

В сфере науки и образования мы должны выйти на уровень защиты диссертаций по исламской теологии с присвоением соответствующей квалификации со стороны Высшей аттестационной комиссии или государственных вузов, имеющих право самостоятельно присваивать степени докторов теологии. Должны окончательно созреть научно-богословская среда российских мусульман и непрерывный интеллектуальный процесс. Тиражи наших богословских, просветительских, учебных изданий необходимо увеличить кратно, при этом темы исследовательских работ, будь это выпускные квалификационные работы или диссертации, должны отвечать на те вопросы, которые сегодня волнуют мусульман России и мира.

Приоритетом должно быть воспитание элиты российского мусульманства и инвестиции в человеческий капитал. Критически важно воспитать в молодом поколении чувства ответственности за себя, свою семью, свой род, свою нацию, регион и в целом за страну. Несколько недель назад всенародную любовь и искреннее восхищение наших сограждан заслуженно завоевал капитан гражданской авиации Дамир Юсупов. Мусульмане испытали неподдельную гордость за него, как за практикующего, регулярно посещающего мечеть единоверца. Нами принято решение наградить его орденом мусульман России «За заслуги».

Я очень надеюсь, что пример Дамира Юсупова поможет нашим молодым единоверцам понять вполне очевидную вещь: для того чтобы укрепить дело ислама, укрепить свою умму, недостаточно только лишь проводить много времени в мечети и ждать милости от Аллаха, но, не оставляя молитву, не приближаясь к хараму, необходимо упорно трудиться и идти вперед и в реалиях земной жизни, быть профессионалом своего дела, чувствовать свою ответственность за окружающий нас мир и землю, на которой Аллах поставил человека наместником и распорядителем. Как красиво выразил эту мысль Мауляна Джалялетдин Руми:

«Нам в праздности не должно пребывать,

Стремиться – вот что значит уповать».

Другой яркий пример новой генерации российских мусульман – спортсмен Хабиб Нурмагомедов, достигший огромных успехов в спорте своим трудом, упорством. Среди мусульманских богословов распространены различные суждения относительно дозволенности боевых искусств, ведь они так или иначе связаны с причинением боли другому человеку. Но я считаю, что Хабиб Нурмагомедов – это Мухаммед Али нашего времени, который неизменно и твердо возвышает свой голос в защиту Ислама, чем заслужил любовь и уважение миллионов единоверцев по всему свету. При этом призываю нашу российскую мусульманскую молодежь помнить: ваши талант и профессионализм больше всего нужны в нашем Отечестве, в земной жизни нет блага большего, чем служение собственному народу и Отчизне. Нам нужны проекты и долгосрочные программы по воспитанию религиозного и гражданского самосознания российского мусульманства. Мы должны воспитать поколение верующих, осознающих себя частью нашей страны, ее истории и настоящего, осознающих себя гражданами России и связывающих с ней свое будущее. Нет альтернативы законопослушности, отстаиванию своих интересов конституционными методами и инструментами, нет альтернативы диалогу с представителями и организациями братских нам религий. Отрицая это, мы ведем свой же народ в пучину хаоса, беззакония, кровопролития.

Эти две составляющие – крепко стоящие на ногах, имеющие потенциал развития институты и образованные, мотивированные кадры – позволят российскому мусульманству как исторической, социокультурной единице ставить перед собой стратегические цели, так называемые проекты «длинной воли» и добиваться их,  не отвлекаясь на навязываемую внешней средой повестку.

Еще одной важнейшей социальной единицей в системе исламских координат является институт семьи. В наших мечетях и культурно-просветительских центрах мы должны работать не отдельно с мужчинами, женщинами, детьми, а находить формы работы,    целевой аудиторией которых рассматривается мусульманская семья в целом.

В ближайшие годы мы готовимся встретить две важные исторические даты – 75-летие Победы во II Мировой войне и 1100-летие принятия ислама народами крупнейшего средневекового европейского государства Волжская Булгария по григорианскому летоисчислению. Убежден, что эти юбилеи, помимо их осмысления и духовного переживания, должны быть наполнены содержательными, полезными общественными, научными, культурными, образовательными проектами.

Призываю всех моих братьев и сестер, кто неравнодушен судьбам ислама в России,                        ни на секунду не сомневаться в великой милости Всевышнего и никогда не забывать о том, что Аллах – с терпеливыми.

Хвала Всевышнему Аллаху, мы не забываем в своих молитвах наших братьев и сестер, внесших вклад в развитие и укрепление уммы, но завершивших свой земной путь. Это и академики Адгам Тенишев и Мирза Махмутов, переводчики смыслов Благородного Корана арабисты Магомеднури Османов и Анас Халидов, муфтий Сайидмухаммад Абубакаров, ректор Максуд Садиков, шейх Саид Чиркейский, философы Артур Сагадеев и Гейдар Джемаль, имамы Хафиз хазрат Махмудов и Абдулбари хазрат Муслимов, просветительница и наставница Рашида абыстай Исхаки, архитектор Ильяс Тажиев и другие яркие представители мусульманского сообщества России, да простит их всех Всевышний и облагодетельствует Раем.

В заключении позвольте еще раз выразить нашу сердечную благодарность руководству России в лице Президента Владимира Владимировича Путина, Администрации Президента, Правительства Российской Федерации, а также меценатам и спонсорам, благотворительным фондам, поддерживающим нашу деятельность, в том числе Фонду поддержки исламской культуры, науки и образования, руководителям крупнейших научных и образовательных центров, с которыми имеет честь работать и претворять в жизнь нужные умме проекты наше Духовное управление.

Свое выступление хочу завершить молитвой, которую часто любил произносить наш пророк Мухаммад: «О, Аллах! Улучши веру мою, сохраняющую дела мои; и улучши мир сей для меня, ибо я живу в нем; и улучши будущее мое, куда я войду; и исполни жизнь мою добром!»

اللَّهُمَّ أَصْلِحْ لِي دِينِي الَّذِي هُوَ عِصْمَةُ أَمْرِي، وَأَصْلِحْ لِي دُنْيَايَ الَّتِي

فِيهَا مَعَاشِي، وَأَصْلِحْ لِي آخِرَتِي الَّتِي إِلَيْهَا مَعَادِي، وَاجْعَلِ الْحَيَاةَ

زِيَادَةً لِي فِي كُلِّ خَيْرٍ، وَاجْعَلِ الْمَوْتَ رَاحَةً لِي مِنْ كُلِّ شَرٍّ.

وَصَلَّى اللّهُ عَلَى سَيِّدِنَا مُحَمَّدٍ وَعَلَى آلِهِ وَصَحْبِهِ أجْمَعِينَ

 وَالحَمْدُ لِلّهِ رَبِّ الْعَالَمِينَ

 

Московская Соборная мечеть, 23 сентября 2019 г.

 

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2019 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна