закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

RSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


13 декабря 2021 13:15   Санкт-Петербург 

Профессор Хабутдинов рассказал о позиции М.Бигиева на мусульманских съездах 1905-1926 гг.

7-9 декабря в Санкт-Петербурге прошла VII Всероссийская научно-практическая конференция «Бигиевские чтения» на тему: «Исламская богословская мысль: глобальные кризисы и пути их преодоления», собравшая ведущих специалистов из области исламоведения, философии и социологии, религиозных деятелей, руководителей образовательных религиозных организаций и исследовательских центров стран СНГ, богословов.

В числе участников с докладом на тему «Элита мусульманских народов России на всероссийских мусульманских съездах 1905-26 гг.: роль и анализ Мусы Биги» выступил доктор исторических наук, профессор Казанского филиала Российского государственного университета правосудия Айдар Юрьевич Хабутдинов. В своем выступлении профессор анализирует особенности взглядов мусульманских мыслителей России начала XX века, подчеркивая роль Мусы Бигиева как активного участника общественно-политических событий того времени и факторы, повлиявшие на его идейные воззрения:

«1905-1926 годы были чрезвычайно важны для России. Когда мы говорим о Мусе Биги, мы должны помнить, что это человек, который пытался встроиться в западную парадигму координат. Бигиевский Ростов был крупным торгово-промышленным центром, виднейшим центром российской экономики начала XX века с его в т.ч. транспортной составляющей. Здесь был единственный мост, который соединял Северный Кавказ и Закавказье с европейской Россией. На Биги оказала сильное влияние доктрина позитивизма – не случайно он учился именно в реальном училище. Полулегендарная история о том, что его брат погиб во время первой мощнейшей российской забастовки на юге России в 1903 году, показывает, насколько деятели того периода, даже Шигабутдин Марджани, Хусаин Фаизханов – были людьми эпохи индустриальной».

Следующее же поколение мыслителей, по мнению Айдара Юрьевича, – «отец» тюркских народов России Исмаил Гаспринский, Галимджан Баруди, Ризаэтдин Фахретдин и особенно Муса Биги осознавало необходимость политической революции вслед за индустриальной. Этот переворот должен был непременно затронуть и судьбы российского мусульманства с вопросом о его самоопределении в меняющемся мире.

«Труд "Ислахат әсаслары" (Основы реформ) Мусы Бигиева показывает, как растет это политическое движение. На политико-правовом уровне это разработает Ризаэтдин Фахретдин в «Дини вә иҗтимагый мәсъәләләр» («Религиозные и общественные вопросы»), который ставит вопрос об религиозной автономии, – объясняет Айдар Юрьевич. – У них есть четкое понимание, что Россия должна пройти эту политическую революцию. Соответственно, религиозная автономия возможна только в конституционно-правовом государстве. Здесь можно говорить о влиянии турецкой конституции 1876 года: вводятся политические права, но по французскому варианту, где существует одна политическая нация».

Однако, как отмечает исследователь, при схожей направленности идей мусульманских просветителей в их видении государственных институтов и разделении власти наблюдаются определенные расхождения:

«Баруди не пошел дальше: по сути, он был готов к системе царской России, где, по его мнению, по османскому образцу он будет главой миллета. Он хочет, чтобы глава этого миллета назначался императором после избрания съездом. Таким образом, получается двойной источник суверенитета: один – народ, другой – император. Баруди идет четко по своду законов Российской империи 1906 г. Фахретдин говорит другим языком. Он полагает, что исполнительная власть должна склониться перед законодательной, и суверенитет должен принадлежать исключительно народу. Биги понимает, что мусульмане должны получить реальные права, причем – что очень важно – мусульмане и мусульманки. Но к сожалению, переход суверенитета от правителей к народу не состоялся».

Женский вопрос, подчеркивает профессор Хабутдинов, в политической программе Мусы Биги был обязательным пунктом, озвученным просветителем на I Всероссийском съезде мусульман в мае 1917 году в Москве. По мнению Биги, женщинам нужно было дать равноправие во избежание угасания мусульманских государств (эта линия в начале XX в. была одной из ключевых в татарской поэзии). Тема эмансипации мусульманок была поддержана и на последовавшем в июле 1917 г. II Мусульманском съезде в Казани.

В заключение доклада Айдар Юрьевич, оценивая интеллектуальную жизнь мусульманской уммы рассматриваемого периода, приходит к выводу о ее пирамидальной структуре, на вершине которой были мыслители мирового уровня, как Муса Бигиев, в центре - одаренные организаторы и общественные деятели как Галимджан Баруди и Ризаэтдин Фахретдин. А опорой этой пирамидальной конструкции служили тысячи образованных кадров – имамов и учителей, которые сохраняли и укрепляли ее.

Пресс-служба ДУМ РФ

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2022 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна