закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

TelegramRSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


28 февраля 2022 17:25   Республика Татарстан 

Волжская Булгария – цивилизация межрелигиозного мира, знаний и торговли. Интервью профессора Фаяза Хузина

Беседа с крупнейшим специалистом по археологии Волжской Булгарии, заместителем директора Института археологии им. А.Халикова Академии наук Республики Татарстан, доктором исторических наук, профессором Фаязом Хузиным

- Уважаемый Фаяз Шарипович, на VII Всероссийской конференции «Чтения имени Шигабутдина Марджани», посвященной 1100-летию принятия ислама народами Волжской Булгарии, Вы представляли академическую науку Республики Татарстан. Ваш доклад «Распространение и утверждение ислама у ранних булгар и в Волжской Булгарии в VIII-X веках» вызвал живой интерес мусульманского духовенства. Объясните, пожалуйста, какие научные данные позволили установить, что именно 1100 лет назад предки современных татар приняли ислам? Какими источниками, подтверждающими правильность именно этой даты, мы сегодня располагаем?

 - Во-первых, мы должны констатировать, что эти источники есть, и на их основе еще в 1922-м году намеревались, но так и не отметили (по понятным причинам) 1000-летие принятия ислама народами Волжской Булгарии. Напоминает об этой дате одна из мечетей в Казани – Закабанная. Другое ее название - мечеть 1000-летия принятия ислама. В советское время она практически не действовала, но здание сохранилось. В 1990-м году ее вернули верующим, она и сейчас носит такое название.  В 1989-м году, уже в период гласности и перестройки, появилась возможность отметить 1100-летие принятия ислама по хиджре. Сейчас мы отмечаем юбилейную дату по григорианскому календарю.

Что касается источников, то главным является сочинение или «Записки» («Рисале») Ахмеда Ибн Фадлана, который в качестве секретаря посольства аббасидского халифа аль-Муктадира посетил Волжскую Булгарию в 922 году. Все считают, что именно с этой даты надо начинать историю ислама предков современных татар. Начавшиеся более глубокие исследования позволили уточнить: 922 год – это дата официального признания ислама в Волжской Булгарии, после чего она стала самым северным исламским государством и частью обширного исламского мира. Ахмад Ибн Фадлан зафиксировал этот факт в своем сочинении.

Меня вопрос принятия ислама нашими далекими предками интересовал со студенческих лет. В 1969-м году после окончания первого курса Казанского педагогического института у нас была археологическая практика в Биляре. Мой будущий научный руководитель профессор А.Х. Халиков (1929-1994), чье имя сегодня носит Институт археологии АН РТ, тогда только начал исследования Билярского городища. Его жена Е.А. Халикова, русская, заинтересовалась исламской тематикой. Она хотела выяснить время проникновения ислама в Волжскую Булгарию и степень его распространения среди населения. Может быть, только ханская верхушка, только знать приняла ислам, а простые люди оставались язычниками? Это надо было выяснить. Тогда по этой проблеме много разных точек зрения высказывалось. И Елена Александровна начала исследования. Ей удалось открыть 5 мусульманских кладбищ в Биляре, который еще в Х веке был крупным городом. Площадь двух кладбищ – более 100 гектаров. Елену Александровну интересовали мусульманские погребения не XII-XIII веков, а самые ранние. Она их датировала Х веком. Исследования велись не только на городских, но и на сельских кладбищах. Будучи студентом-практикантом, я присоединился к этой интересной работе. Е.А. Халикова впервые доказала, что население не только Биляра, но и практически всей Булгарии уже в Х веке придерживалось ислама. К этому времени языческие могильники исчезли. То есть благодаря исследованиям Е.А. Халиковой, можно говорить о более раннем проникновении ислама к народам Поволжья.

В 737 году Хазарский каганат был побежден арабами, они заставили побежденные народы принять ислам. Многие исследователи считали, что ислам приняли только каган и его ближайшее окружение, но широкого распространения эта религия не получила. Но в 1989 году на всесоюзной научной археологической конференции в Суздале К.И. Красильников, изучавший памятники Хазарского каганата IX века на Дону, в том числе булгарские могильники, сообщил, что эти могильники оказались мусульманскими. Сейчас известно более десятка таких могильников. Таким образом, получается, что в то время, т.е. в IX веке, если не раньше, ислам был распространен в Хазарии, по крайней мере, среди булгарской части его населения. Оттуда он вместе с первой волной  булгар-переселенцев в середине VIII века пришел в наши края. Почему я говорю о VIII веке? Потому что среди ранних булгар, оказавшихся в то время на Средней Волге, были уже мусульмане. Об этом свидетельствует их погребальный обряд (положение головой юг-юго-запад в сторону Кыблы, отсутствие в могилах вещей), изученный нашими самарскими и ульяновскими коллегами.

- Получается, что X век и 922-ой год, о котором пишет Ибн Фадлан, это кульминация долгого, растянувшегося почти на два века, исторического процесса проникновения ислама в Поволжье…

- Именно так. Процесс исламизации продолжался в течение VIII-X веков. Стоит упомянуть еще одного средневекового ученого – персидского историка и географа из Исфахана Ибн Русте. Он оставил сочинение, написанное  в 903-913 годах. Сведения, которые содержатся в сохранившейся части его, относятся к концу IX века. И они свидетельствуют о том, что булгары уже исповедовали тогда  ислам: в их селениях есть мечети с муэдзинами и имамами, а при мечетях – медресе; одежда у них мусульманская, кладбища – тоже мусульманские. То есть уже в конце IX века зарубежный ученый фиксирует наличие ислама в Поволжье.  А Х век это, действительно, кульминация, время, когда практически уже вся Булгария стала мусульманской.

- В Х веке, как Вы сказали в своем докладе на конференции, в Волжской Булгарии уже чеканили монету с арабским именем Джафар ибн-Абдаллах. Его вместе с титулом «эмир» принял булгарский правитель Алмыш. Эти монеты тоже можно считать историческим источником?

- Обязательно! Нумизматика – это важный исторический источник. Первая монета из Волжской Булгарии с этим арабским именем,  чеканенная в 902–908 годах, была обнаружена в Великом Новгороде в одном из кладов восточных монет. Ее изучала Светлана Алексеевна Янина (1924-1997), крупнейший русский нумизмат-ориенталист второй половины 20 века, многолетний сотрудник Государственного Исторического музея. Она пришла к выводу, что это монета Алмыша, и доказала, что Джафар Ибн Абдаллах – это мусульманское имя языческого Алмыша. Сейчас таких монет обнаружено достаточно много, это первые булгарские монеты.  Они свидетельствуют о том, что сам правитель еще до официального признания ислама государственной религией Волжской Булгарией был мусульманином.

- Фаяз Шарипович, история – это наука о людях во времени, прежде всего. А археология? У Вас долгая жизнь в археологии. Расскажите о наиболее интересных находках.

- Археолог – это криминалист. От былой жизни остаются следы, иногда совсем незаметные, их трудно увидеть невооруженным глазом. Мы очень тщательно изучаем эти следы. Археолога часто изображают с лопатой, но ведь он во многих случаях работает и кисточкой, и скальпелем, и пинцетом. Это очень тонкая работа. Для того чтобы понять, что произошло несколько веков назад, нужно обращать внимание на все мелкие детали. Например, мы копаем землю, пока тщательно ее не исследуя. Приглашаем палеоботаников – они находят в ней остатки зерен злаков, овощей; археозоологи, изучая невзрачные на первый взгляд костные остатки животных, восстанавливают состав стада, определяют удельный вес мясной пищи в рационе питания и т.д.

Что касается моих личных открытий, то самое запоминающееся -  это жилище древнерусских ремесленников в центре Биляра. Там во время раскопок в основном попадались булгарские находки, среди которых оказался зуб, очень похожий на человеческий. К счастью, с нами тогда работала известный палеозоолог Аида Григорьевна Петренко, и она тут же определила, что это – зуб свиньи. Я удивился – как свинья? У мусульман не может быть свиней. Сколько лет мы ведем раскопки, ни разу костей свиньи не встречали. Хорошо, продолжаем копать, была обнаружена еще более интересная находка, свинцовая вислая печать владимирского князя Всеволода Большое Гнездо. По письменным источникам мы знаем, что в 1183 году князь Всеволод и его огромная дружина проникла до Великого города на Черемшане, как тогда русские летописцы называли Биляр. Десять дней продолжалась осада города, но безрезультатно. Был заключен мирный договор. Может быть, найденной нами печатью он и был скреплен?! Нашли также глиняное разрисованное пасхальное яйцо. Это тоже русский элемент нашей булгарской культуры. Кроме того, в одном жилище мы собрали 6 кг, а в другом более 3 кг отходов янтаря и полуфабрикатов-заготовок из этого камня-смолы. Естественно, у нас были все основания предположить, что  жилища эти принадлежали русским ремесленникам, скорее всего, приглашенным правителем Биляра и работающим по заказу состоятельных людей. Они были мастерами умелыми – ювелирами, хорошо владеющими технологией изготовления украшений, в том числе и из янтаря, привезенного из Прибалтики. 

Как сообщают источники, в 1229 году в Великом городе был убит русский христианин Авраамий. Его похоронили там, где, как свидетельствует русская летопись, «иже все христиане лежат». Это говорит о том, что в Биляре было православное кладбище. Значит, русских купцов и ремесленников, подолгу живших в городе, было немало. Вот вам небольшое открытие археолога-криминалиста, начавшееся с зуба свиньи и заставившее нас сделать серьезные выводы о характере связей с нашими соседями.

- Это открытие говорит о характере самого Биляра, его культуре, торговых связях, религиозном и национальном составе населения.

- Да, конечно. Раньше, когда говорили о связях Волжской Булгарии и Древней Руси или древнерусских княжеств, в основном обращали внимание на войны, противостояние, противоборство между этими двумя государствами. Булгары якобы все время нападали на русские княжества.  Я специально исследовал этот вопрос и оказалось, что в домонгольское время между русскими и булгарами было 15 военных походов, зафиксированных письменными документами. Из них 4 совершены булгарами, 11 – русскими. Это были небольшие войны, правильнее сказать, набеги. Историк XVIII века В.Н. Татищев (я, к слову, очень ценю его труды) отмечал: не все связи между русскими и булгарами в полной мере отразились в летописях. Набег – это чрезвычайное событие, оно и фиксируется в летописях. А ведь булгары – народ торговый, и торговля в то время велась постоянно. Я дословно помню слова Василия Татищева, на мой взгляд, правильно отражающие характер связей между русскими и булгарами в домонгольское время: «Болгары хотя некогда с русскими воевались, однако ж видно, что немного о том прилежали и не искали чужого приобрести, но свое паче защищать старались. В плодах земных они преизобиловали, что неоднократно Руссию во времена недородов житами довольствовали, и более ремеслах и купечестве прилежали». Источники утверждают, что русские торговцы жили в булгарских землях, булгары – в русских княжествах. В Суздале, например, был обнаружен дом булгарина, гончарные горны булгарского типа в его окрестностях. По всему видно, что мирные экономические связи преобладали, играли определяющую роль.

- А были у Вас интересные находки, связанные с исламской культурой?

- Только мусульманские погребения и руины самой ранней, известной к настоящему времени, мечети в Биляре. Напомню, что вместе с посольством из Багдада в Волжскую Булгарию по просьбе Алмыша - Джафара ибн-Абдаллаха прибыли люди, хорошо знающие законы ислама, а также мастера-строители, которые помогли бы булгарскому правителю построить город и мечеть. 21 мая 922 года было зачитано послание багдадского халифа, и Булгария была официально признана самой северной мусульманской страной мира.

Членам делегации из Багдада оставалось выполнить еще одну важную просьбу Джафара ибн-Абдаллаха, а именно заложить город-крепость для защиты от внешних врагов и соборную в мечеть в нем. Мы полагаем, что этот город-крепость был заложен на реке Малом Черемшане (р. Джаушыр у Ибн Фадлана) и следы его сохранились в виде Билярского городища, в центре которого еще в 1972–1976 годах были изучены руины белокаменной Соборной мечети с отдельно стоящим минаретом, построенной в начале Х века. До этого времени на этом месте стояла деревянная мечеть. К ней восточные строители пристроили каменную, и общая площадь молельного зала достигла 2300 кв. м.  С юго-восточной стороны к этой мечети примыкал небольшой некрополь булгарской знати, где были вскрыты белокаменные наземные склепы с захоронениями, совершенными по мусульманскому обряду. Я рад, что принимал участие в раскопках этих двух памятников раннего ислама в Биляре.

- Когда началось систематическое исследование города Болгара?

- В 1878 году в Казани проходил Четвертый Всероссийский археологический съезд. Как раз перед этим съездом  в Болгарах начались раскопки в районе Соборной мечети золотоордынского времени. Тогда еще раскопки проводились спорадически, время от времени. А систематические раскопки начал в 1938 году московский археолог, профессор МГУ Алексей Петрович Смирнов (1899-1974). В Булгарах в основном работали московские археологи, конечно, с участием археологов Казани, и они очень много сделали в области изучения архитектурных памятников XIII-XIV веков, связанных с мусульманской культурой – руин Соборной мечети, Малого минарета и Ханской усыпальницы, десятков мавзолеев-тюрбе и общественных бань.  Исследования там успешно продолжаются и сегодня. К сожалению, домонгольские слои сохранились здесь очень плохо, и мы плохо представляем город X-XI веков.

- На Ваш взгляд, какие проблемы, связанные с принятием ислама народами Волжской Булгарии, наиболее актуальны и требуют дальнейшего научного изучения?

 - Мало изучен раннебулгарский период. Домонгольский период начинается с Алмыша, то есть с X века. Но что было до этого? В 1950 году начались раскопки Большетарханского могильника в Тетюшском районе Татарстана. В 1964 году А.Х. Халиков и В.Ф. Генинг, работавшие там, выпустили монографию «Ранниe булгары на Волге». Они описали хорошо сохранившиеся погребения и разграбленные, в которых отсутствовали вещи. Незадолго до кончины, в 1991 году, А.Х. Халиков опубликовал статью, в которой утверждал: скорей всего, все разграбленные погребения – мусульманские. Есть еще один очень большой некрополь в Татарстане – Танкеевский могильник. В России, наверно, нет такого обширного могильника - в нем 5-6 тысяч погребенных. Изучено пока 1200. В основном погребения языческие, но много и мусульманских. Раньше считали, что раз мусульманские, значит, относятся они к более позднему времени, к X веку. Но сейчас выяснятся, что они могут быть датированы второй половиной VIII – началом IX века. По всей видимости, в одной части кладбища хоронили язычников, в другой - мусульман. Действительно ли это так? Тоже вопрос. Поэтому в наших планах – продолжение исследования этих памятников – Танкеевского могильника, мусульманской его части, и Большетарханского.

Еще один вопрос, который требует внимания ученых, - языческие погребения. Говорят, что они не исчезли в X веке и продолжали существовать даже в более поздние  времена, вплоть до XIV века. Это действительно так, но надо учесть, что это характерно в основном для периферийных районов Волжской Булгарии. Ведь по соседству с булгарами обитали предки современных удмуртов, мордвы, марийцев, коми-пермяков. Представители этих народов, жившие еще племенным строем, оказались в городах Волжской Булгарии, постепенно обулгаризировались, меняли свою религию. Первоначально хоронили они своих умерших с соблюдением, пусть и минимальным, языческих традиций. Поэтому не удивительно наличие на территории Булгарского государства погребений  с языческими чертами. Такие погребения можно встретить среди чувашей, марийцев и в наши дни. Но основной религией тогда уже был ислам.

- Возвращаясь к юбилейной дате,  Вы могли бы в целом охарактеризовать такое государство, как Волжская Булгария, в контексте мировой исламской цивилизации. Что это была за самобытная часть обширного исламского мира?

- Начну с того, что булгарские города – это города восточного типа – по планировке, наличию кирпичной архитектуры, мусульманских кладбищ. Я обращаю внимание на планировку Биляра. Если ее сравнить с планировкой Багдада VIII века, то это точное ее повторение: внутренний город, окруженный оборонительными стенами,  и внешний город, так же хорошо укрепленный. В этом нет ничего удивительного: в процессе закладки города участвовали приезжие с Востока мастера- строители. Это доказывается археологически. Рядом с мечетью расположено здание, которое мы условно назвали «домом знатного феодала». В нем специалисты-архитекторы находят черты (квадратные кирпичи, пилястры-полуколонны с двух сторон парадного входа, антисейсмическая подушка из глины под фундаментом и т.д.), присуще памятникам восточной архитектуры досельджукского периода, т.е. IX-X веков.

Вспоминается интересный момент из моей далекой юности: однажды А.Х. Халиков дал мне самостоятельный раскоп. В нем культурные слои были порушены поздними перекопами, видимо, клад искали, но ближе к нижнему слою я открыл остатки двух жилищ с глинобитными каркасами. Такого типа дома совершенно не характерны для булгар. У них были срубные дома. Неожиданными оказались и находки печей-тандыров. Это, конечно, восток. Причем оба жилища находились рядом с мечетью. Видимо, в этих домах жили приезжие строители. Может быть, из Средней Азии приехали, а может, и из самого Багдада.

Но восточный характер городу придают, конечно, мечети.  Мечети с высокими минаретами, медресе, т.е. с высшими школами. Такого типа учебные заведения были и в Биляре. Талантливую молодежь с образованием, полученным в медресе, отправляли учиться в научные центры Востока. Например, в XII веке был  известен врач-фармаколог Ахмед Булгари. Его имя знали даже правители восточных стран. Кстати, в одном из городов Афганистана был возведен мавзолей над его могилой. Еще один пример: когда в первой половине XII века из Гранады, Южной Испании в Волжскую Булгарию прибыл арабский путешественник Абу Хамид ал-Гарнати, он читал сочинение булгарского кадия  Йакуба ибн-Нугмана «История булгар» и выписал для использования в своей книге отрывок, рассказывающий об истории принятия булгарами ислама. То есть в то время булгары уже писали свою историю. Волжская Булгария на тот момент – это цивилизованное государство исламского мира со своей культурой, письменностью, развитым хозяйством. Оно стояло на одном уровне развития и с Древней Русью, и с Западом.

- Фаяз Шарипович, в юбилейном году, когда мусульмане России отмечают на государственном уровне столь знаменательную дату, на чем будут сосредоточены Ваши научные интересы?

- Этот год, конечно, обязывает в основном работать на самую широкую аудиторию. В самом начале своей научной деятельности у меня возникало желание уйти из археологии. Объясню почему. Ученый пишет 2-3 статьи в год. Кто их читает? Только узкий круг – коллеги, специалисты. До того, как я пришел в науку, я работал в школе.  Передавал ребятам знания, поэтому ощущал свою необходимость и значимость как учителя. В науке совсем другое, в первое время мне казалось, что наука может спокойно обойтись и без меня. В 1980-е годы, когда началась перестройка, я понял, насколько важны для воспитания молодого поколения гуманитарные науки, в том числе и моя любимая история. Она способствует формированию и укреплению у молодежи национального самосознания, являющегося мощным фактором, препятствующим процессу ассимиляции народов в условиях глобализации. Но я понял и другое: работая по специальности, надо больше популяризировать свои открытия, богатое историко-культурное наследие народа, больше рассказывать о важности преумножать это богатство. Поэтому и в этом юбилейном году я придаю важное значение популяризации знаний о тех далеких событиях, когда наши булгарские предки приняли ислам – мировую религию, благодаря которой мой народ сохранил себя, развивал культуру, нашел свое достойное место среди других высокоразвитых народов мира. В прошлом году петербургское издательство «Славия» обратилось к нам с предложением подготовить книгу к этому юбилею. Должны выйти отдельные издания – на татарском, русском и английском языках. А что касается науки, то мы в этом году завершаем 7-томный фундаментальный труд «Археология Волго-Уральского региона», где будет и материал, связанный с юбилейной датой.

- Благодарю Вас за интересную беседу.

Беседовала Ольга Семина

Система Orphus
ИТОГИ
Интерактивная карта ислама в России

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2022 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна