закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

TelegramRSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


1 февраля 2024 15:26   Москва 

Интервью с руководителем Хадж-­миссии России Хизбулой Асуевым

 

— Уважаемый Хизбула-­­хаджи, каковы итоги хаджа 2023 года? Чем этот год был примечателен для российских паломников?

— Прежде всего я напомню, что согласно договору с Министерством по делам хаджа КСА квота для российских мусульман в 2023 году составила 25 тысяч мест. То есть объем квоты вернулся на допандемийный уровень (в 2022 г. из­за COVID 19 паломников было в два раза меньше —  около 12 с половиной тысяч). Также в 2023 году были сняты все возрастные ограничения, которые вводились ранее в связи с санитарно-­­эпидемиологической ситуацией в мире. Хочу особо отметить один важный момент, весьма показательный: в прошлом году квота, выделенная РФ, заблаговременно —  уже за 2 месяца до начала хаджа —  была освоена. Это случилось впервые за всю историю хаджа. Мы обратились в Министерство по делам хаджа КСА с просьбой выделить дополнительно российским мусульманам 2 тысячи мест, но, к сожалению, до начала хаджа уже оставалось мало времени, и нам было отказано.

К сложностям, которые были вызваны пандемией, в последние два года добавились две новые проблемы. Первая — это санкции, которые привели к ограничению возможностей и географии полетов российских авиакомпаний. КСА не дала разрешения российским авиаперевозчикам на выполнение прямого авиасообщения, даже с учетом того, что в МИД Королевства была направлена нота о том, что мы готовы использовать воздушные суда российского производства. (Мы нашли отечественную авиакомпанию, обладающую необходимым парком российских самолетов.) Тем не менее разрешения саудовских властей мы так и не получили.

Отмечу, что со стороны ФА воздушного транспорта «Росавиация» нам была оказана огромная поддержка, помощь и содействие. Сотрудники агентства очень оперативно решают все вопросы. Но, повторяю, саудовская сторона по сей день не предоставила убедительных доводов, объясняющих запрет на доставку наших паломников российскими авиаперевозчиками. В виде исключения КСА дала разрешение на использование авиакомпаний из третьих стран для прямого авиасообщения. Мы воспользовались услугами авиакомпаний Somon Air (Таджикистан), «Аль­­Джазира» (Кувейт), Fly Baghdad (Ирак). Их силами мы перевезли всех паломников, которые должны были улететь прямыми авиарейсами. В частности, в период с 8 июня по 19 июля 2023 года было выполнено 90 прямых чартерных рейсов из/в российских аэропортов Магас, Грозный и Махачкала в города Королевства Саудовской Аравии — Джидду и Медину.

В предстоящем сезоне хаджа мы также будем прикладывать усилия, чтобы авиаперевозчиками наших паломников были именно российские авиакомпании. Параллельно для подстраховки мы прорабатываем вопрос об использовании авиакомпаний из третьих стран. Он практически решен уже на 70%, но мы не оставляем надежду, что российские перевозчики ­все­-таки смогут перевезти хотя бы малую часть паломников. Это принципиальный вопрос, относящийся больше к политической сфере. Будем надеяться…

Вторая важная проблема — перевод платежей, ведь 90% всех услуг за хадж оплачиваются на территории других государств. Российские банки находятся под санкциями, а для организации паломничества необходимо взаимодействовать с иностранными государствами и осуществлять очень сложные финансовые процедуры. У нас были опасения, но Всевышний нам помог в этом деле. Благодаря новой мощной сплоченной команде Хадж-­миссии России тур­операторам, которые не могли перевести финансовые средства, была оказана помощь. И, слава Всевышнему, мы уже два года подряд успешно справляемся с этой проблемой.

 

— В числе российских паломников появилась особая категория граждан — это родственники погибших в ходе СВО.

— Да, и, пользуясь случаем, я хочу поблагодарить наших меценатов. Порядка 300–400 человек — родственников погибших в СВО, а также люди из малоимущих семей, т.е. всего около тысячи человек — смогли совершить паломничество в рамках благотворительной акции Сулеймана Керимова. Их отправкой в хадж занимаются такие компании, как «Муслим­-тур» в Москве и «Марва-­тур» в Дагестане. Есть благотворители и в Татарстане, и в Чечне. Я хочу им выразить слова благодарности. Они не забывают о тех, кто оказался в беде, у кого случилось тяжелое горе. Они болеют за свою республику, за свою Родину. Это настоящие патриоты!

 

— Хизбула­­-хаджи, Вы возглавляете Российскую хадж-­миссию с 2020 года. Это было очень сложное время: сначала — пандемия, потом началась СВО, которая воочию показала, кто является истинным другом России. Сталкивались ли члены Российской хадж­-миссии с ­каким-­то негативным к себе отношением со стороны зарубежных партнеров? Саудовская сторона работает с вами в прежнем ключе? Ничего не изменилось?

— Я бы не сказал, что ­что­-то поменялось. Трудности были и есть, и мы над ними работаем. Есть проблемы, как я сказал, с российскими авиаперевозчиками, которые по ­каким-­то причинам не устраивают саудовскую сторону. Но я думаю, это в будущем решится. Но неприязни никакой к Российской хадж­-миссии, к россиянам нет. А арабы мне говорят: Путин — это здорово! Путин — гигант!

 

— Насколько изменилась и меняется география хаджа?

— Каждый год мы изучаем этот вопрос. В 2023 году хадж совершили мусульмане из 80 регионов нашей страны. Подчеркну, что были паломники и из новых регионов. При поддержке московской компании «Муслим­­-Тур», дагестанской «Марва-­­Тур» и чеченской «Сафа-­­Тур» все желающие мусульмане Донецкой и Луганской областей совершили хадж на благотворительной основе. Доминируют, как и в предыдущие годы, паломники Дагестана. Они составляют до 45% общероссийской квоты.

Замечу, что есть страны, в которых люди по пять лет стоят в очереди на хадж. У нас такого нет, это во многом благодаря цифровой платформе, над созданием которой в период пандемии наша команда целенаправленно работала.

 

— О ее насущной необходимости говорил в свое время уполномоченный по делам хаджа И.М. Умаханов. Расскажите об этом новшестве подробнее.

— Хвала Всевышнему, мы создали эту базу, и я хочу поблагодарить всю команду хадж­-миссии — и юристов, и программистов — за проделанный огромный труд во благо мусульман, во благо российских паломников. Аммар Хиджави, генеральный директор компании «Муслим-­­Тур», самой опытной на российском хадж-­рынке, сказал нам: «Это небо и земля по сравнению с тем, что было раньше. Я за вас делаю дуа! Молюсь за вас, ваших родственников и детей».

Цифровая платформа в огромной степени облегчила нашу работу. Раньше все считалось вручную, теперь можно все видеть онлайн: приняты ли документы, в какую компанию они поданы, кто едет, с кем. Каждый оператор (мы дали такое разрешение) может в эту базу завести данные о паломнике. Каждый паломник может, зайдя на сайт, посмотреть, когда у него вылет и прилет, кто у него руководитель и т.д. То есть платформа дает исчерпывающую информацию об всем, что связано с предстоящим хаджем. Она отражает и то, сколько раз человек был в хадже.

Мы долго шли к созданию этой платформы. К­то-­то видел в ней подвох, но идея этого нововведения — исключительно здоровая: это систематизация учета данных всех паломников РФ, которая при возникновении проблем позволяет оперативно найти решение. Цифровая платформа помогает также определить, из какого региона сколько паломников выехало.

Впервые в этом году мы сделали полную статистику по всем операторам, какие авиакомпании использовались, по каким направлениям они совершали вылеты — Медина, Джидда или Дубай, если это комбинированный перелет, в каком количестве, в какие даты, т. е. мы получили полную информацию по логистике.

Следующий этап, который мы хотим внедрить в обязательном порядке, — это внесение информации о гостиницах, в которых будут проживать паломники. Тем самым мы сможем ввести систему контроля по этому вопросу. Бывает так, что –кто-­то называет программу «эконом», а ­кто-­то «комфорт», но в реальности оказывается, что условия проживания одинаковые, но ­денег­-то это стоит разных! Еще один вопрос — трансфер, когда и куда подается автобус российским паломникам уже на территории Святой земли. Этот вопрос мы также решим с помощью нашей программы.

В этом году как минимум у нас будет подготовлен телеграмм­-бот для паломников, в котором он сможет себя найти, если он зарегистрирован, и проследить все этапы организации своего хаджа. Как максимум мы хотим сделать приложение, доступное на мобильных устройствах, в которых можно будет отслеживать всю информацию по хаджу, в том числе по размещению в долинах Мина и Арафат.

Следующий этап — это наша цель — подключение нашей системы к порталу «Госуслуг». Это во многом облегчит работу операторов, исключит возможные ошибки при внесении данных о паломниках — номера паспорта, например, или при написании имени. Ведь человеческий фактор никуда не девается, и мы хотим его свести к минимуму.

 

— Саудовская сторона не раз отмечала, что российские паломники самые организованные, самые подготовленные, самые дисциплинированные. Таковыми они и остаются?

— Слава Всевышнему, я думаю, за минувшие годы мы поднялись еще на ступеньку выше в этом вопросе. Работа Российской хадж-­миссии оценивается по итогам года как одна из лучших в мире. Все туроператоры, которые аккредитованы Духовными управлениями мусульман, очень стараются. По нашей рекомендации они заблаговременно готовят паломников к предстоящему хаджу. Есть инспекция хадж­-миссии. Во время приезда паломников в Мекку и Медину она проверяет гостиницы, насколько тур­операторы выполняют свои обещания.

Когда я сам лет 10 назад летал руководителем группы паломников, я проводил перед началом хаджа несколько собраний с будущими паломниками у них же в районе. Сейчас эта работа идет более качественно, усиленно. Ведь в хадж едут люди из самых разных социальных слоев, с разным уровнем знаний. У меня были в одной группе и пастухи, и профессора. Один пастух, всю жизнь копивший на хадж, мне говорил: я все время в горах, русского языка не знаю, в городе впервые, вы меня за руку водите! Руководитель должен и к таким людям уметь найти подход.

Быть руководителем — это огромный труд и огромная ответственность. Это значит быть для каждого паломника, образно говоря, папой и мамой в одном лице. Нужно отдать всего себя этой работе ради Всевышнего! За это ты получишь от Него вознаграждение. Если каждый руководитель будет так относиться к своим обязанностям, то паломники всю оставшуюся жизнь будут возносить за него дуа. Нас так учили наши учителя — постараться отдать всего себя паломникам, чтобы они в полной мере почувствовали себя гостями Всевышнего.

 

— А кого Вы считаете своим учителем?

— В разные периоды жизни это были разные люди. Когда учился в Институте теологии и международных отношений в Махачкале, это был Максуд Садиков. Потом — шейх Ахмад­-эфенди Абдулаев, муфтий Дагестана. В Москве — муфтий шейх Равиль Гайнутдин. Сейчас — уполномоченный по делам хаджа Ильяс Магомедсаламович Умаханов.

Мне посчастливилось — я работал и работаю с такими глыбами, с такими гигантами! И от всех я старался перенять опыт и знания.

 

— Как Вы взаимодействуете с российскими дипломатами в КСА? И как бы Вы оценили роль российской дипломатии в осуществлении практических вопросов хаджа?

— Спасибо за этот очень хороший вопрос. У нас очень тесное сотрудничество и с посольством РФ в Эр-­­Рияде, с Чрезвычайным и Полномочным Послом России в Саудовской Аравии С.Г. Козловым и, конечно, с Генеральным консульством нашей страны в Джидде. В 2021 году муфтий шейх Равиль Гайнутдин «за поддержку и неизменное конструктивное взаимодействие в деле организации паломничества в Мекку российских мусульман» наградил дипломата Багавутдина Расуловича Алиева медалью «За заслуги». Это человек с огромным опытом работы в КСА, в течение пяти лет он возглавлял российское Генконсульство в Джидде. Его сменил на этом посту Юсуп Мурадбекович Абакаров. Мы с ним постоянно поддерживаем связь, потому что без наших дипломатов в Джидде никак не обойтись. Разные бывали случаи. Например, потеря паспорта. Или ­кто­-то умирает во время хаджа. В таких случаях помощь нам оказывают сотрудники Генконсульства. Пусть Всевышний воздаст им за это!

В КСА консульство России уже существует 100 лет. Книгу к этому знаменательному юбилею написал Б.Р. Алиев. Спасибо ему за это. Он осветил многие ранее неизвестные моменты в работе нашей дипломатии в Саудовской Аравии.

Бывший глава Российской хадж­-миссии Магомед Алиевич Гамзаев — лауреат Государственной премии Республики Дагестан в области литературы, лауреат Всероссийской литературной премии имени Н.Рубцова, кандидат филологических наук и заслуженный работник культуры Республики Дагестан. Он тоже пишет книги, в которых рассказывает о мало известных фрагментах в истории паломничества, он нашел документы, подтверждающие, что государство финансово помогало паломникам. Ведь раньше маршрут до Святой земли был очень продолжительным и протяженным, он пролегал через страны Европы или через Черное море. Скоро книга М.А. Гамзаева, посвященная вопросам истории организации хаджа в России в прошлые века и до настоящего времени, выйдет из печати. Я думаю, она будет интересна современным мусульманам.

 

— Как Вы считаете, в организации паломничества еще остаются негативные моменты?

— Мы отправляем паломников по хадж­-визе. Два года назад нам разрешили посещать Саудовскую Аравию по туристической визе. Но по ней, согласно законам Королевства, города Джидда, Мекка и Медина посещать запрещено. К сожалению, есть недобросовестные организаторы, которые пытаются обойти закон, используя всевозможные неблаговидные пути (автобус из Эр-­­Рияда до Мекки нанимается за взятки). При этом они, уменьшая цену, занимаются рекламой, привлекая мусульман именно таким путем совершать паломничество. Такой негативный момент есть. Министерство по делам хаджа КСА с этой проблемой пока не справляется, не противодействует тому, чтобы не было паломников-­­нелегалов. Те люди, кто идет по этой недобросовестной тропе, не осознают того, что нарушают закон.

 

— А хадж в таком случае будет принят Всевышним?

— Это важный вопрос. Адресовать его нужно имамам, улемам. Человек приехал совершать обряды хаджа, нарушив закон. Он занимает место в палатках в долинах Мина и Арафат. Дозволено ли ему зайти к нам в палатку? Вопросы — к нашим ученым.

 

— Что еще в работе хадж-­миссии, на Ваш взгляд, нуждается в усовершенствовании?

— Преуспеваем во многих вопросах. У нас сформировалась хорошая команда: во время хаджа — это 50–60, иногда до 100 человек, в остальные месяцы — 15–20. Мы не собираемся останавливаться на достигнутом, чтобы облегчить паломникам хадж. На кону — статус паломника. Он — гость Всевышнего. Это ко многому обязывает.

 

— Хизбула-­­хаджи, каковы перспективы хаджа 2024?

— На предстоящий год квота для РФ сохраняется в 25 тысяч мест. В январе 2024 года российская делегация во главе с уполномоченным по делам хаджа при Правительстве РФ И.М. Умахановым вылетает в КСА. 8–9 января у нас пройдут встречи с министром по делам хаджа. Мы подпишем российско-­­саудовское соглашение и обсудим важные изменения, которые с 2024 года вводит КСА.

Дело в том, что Министерство по делам хаджа приняло решение о заблаговременном закрытии границ Королевства. Если в предыдущие годы мы могли до начала хаджа получать визы, то со следующего года на 20-й день после рамадана закрывается система выдачи виз.

В декабре делегация Российской хадж-­миссии уже посетила Мекку, где у нас состоялась встреча руководителя с заместителем министра хаджа и умры Саудовской Аравии Абдулфаттахом бин Сулейманом аль-­­Машшатом. Главной темой для обсуждения стало внедрение новых технологий и путей развития хаджа в 2024 году. Мы обсудили основные вопросы, связанные с повышением качества и безопасности хаджа. Кроме того, российской стороной был поднят вопрос о возможности выделения дополнительных мест в долине Мина для паломников из РФ. Представители Саудовской Аравии положительно отнеслись к его решению, и в 2024 году все паломники из РФ будут располагаться внутри исторической границы долины Мина. Это важный шаг на пути развития хаджа, он отражает стремление России обеспечить комфортные условия для паломников.

 

— Хизбула-­­хаджи, что бы Вы пожелали будущим паломникам?

— Прежде всего я хочу сказать, что хаджу 2024 уже дан старт. Во всех компаниях, которые аккредитованы при муфтиятах, идет прием документов. Хотелось бы, чтобы будущие паломники учли то нововведение, которое я озвучил выше. Пожелание одно — чтобы те, кто решил в 2024 году совершить паломничество, с принятым хаджем вернулись на Родину к своим родственникам и близким.

 

— Благодарю Вас.

 

Беседовала Ольга Семина

Из журнала  "Хадж российских мусульман"

Система Orphus
ИТОГИ

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2024 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна