закрыть

Постановление Совета улемов ДУМ РФ о закят аль-фитр в 2016 году

Совет улемов Духовного управления мусульман Российской Федерации определил закят аль-фитр в 2016 году в размере:

— для людей малоимущих — 100 р.

— для людей со средним достатком — 300 р.

— для состоятельных людей — от 500 р.

Закятуль-фитр (садакатуль-фитр, фитр садакасы)  милостыня разговения, выплачиваемая от каждого члена семьи до начала праздника Разговения (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам). Она является заключительным условием для принятия Творцом соблюденного поста.

Фидия садака:

— минимальный размер за пропущенный день составляет 250 р.

Фидия садака  это милостыня-искупление, состоящая в том, что за каждый пропущенный день обязательного поста надо накормить одного нищего так, чтобы на него израсходовалось средств примерно столько, во сколько обходится в среднем обед (а лучше — среднесуточные затраты на питание).

TelegramRSSКонтактыПисьмо
Опции поиска:

 Полнотекстовый поиск
 Только по ключевым словам
 Слово или фразу целиком
 Каждое слово в отдельности


8 февраля 2024 14:43   Москва 

Исследование рукописи «Рисале-йи Татар-и Лех» («Записка о польских татарах») показало ее принадлежность перу Фаизханова

В ходе продолжающихся исследований по выявлению наследия Хусаина Фаизханова (1823–1866) мы обратили свое внимание на сочинение «Рисале-йи Татар-и Лех» («Записка о польских татарах») анонимного автора. Переводы отрывков этого сочинения на русский язык были опубликованы Антоном Осиповичем Мухлинским (1808–1877) в начале 1857 г. (([Мухлинский А.О.] Исследование о происхождении и состоянии литовских татар / [соч.] орд. проф. турецкой словесности А. Мухлинского. СПб.: Типогр. Эдуарда Веймара, 1857. 70 с.), чуть позднее, в 1858 г., им был издан текст и перевод этого источника на польский язык в журнале “Teka Wileńska” ([Muchliński A.] Zdanie sprawy o Tatarach litewskich, przez jednego z tych Tatarów złożone sułtanowi Sulejmanowi w r. 1558. Z języka Tureckiego przełożył, objaśnił i materyałami historycznemi uzupełnił A. Muchliński, professor zwyczajny literatury Tureckiéj w Cesarskim St. Petersburskim uniwersytecie // Teka Wileńska. 1858. No IV. S. 241–272; No V. S. 121–179; No VI. S. 139–183 А.О. Мухлинский — видный тюрколог-османист, на тот момент ординарный профессор на кафедре турецко-татарской словесности историко-филологического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета, впоследствии (1859 г.) занял должность декана Восточного факультета в этом Университете, и именно на годы его руководства выпадает наиболее плодотворный период работы на Факультете Х. Фаизханова, получившего тогда, наконец, официальное трудоустройство в штате Университета.

По утверждению А.О. Мухлинского, опубликованное им сочинение, написанное почерком та‘лик, он получил от знакомого книготорговца из Стамбула. Написание источника относится к 1558 г. — его написал некий литовский татарин для Рустем-паши, везиря османского султана Сулеймана I (правил в 1520–1566 гг.). Оригинальный текст источника неизвестен. 23 страницы арабографичного текста, приложенные к изданию А.О. Мухлинского, являются литографией, то есть, в данном случае, рукописным воспроизведением оригинального текста. Позже турецкий исследователь М. Таййип Гёкбилгин, не упоминая работы А.О. Мухлинского, опубликовал эти же 23 страницы текста, получив источник, по собственному утверждению, с помощью профессора М. Абрахамовича из библиотеки Ягеллонского университета в Кракове (Gökbilgin M.T. Lehistan Tatarları Hakkında Bir Risale «Risale-i Tatar-ı Leh» // İstanbul Üniversitesi Tarih Enstitüsü Dergisi. 1971. Sayı 2. S. 121–130, levha I–XXIII), где он хранится и в настоящее время. Последнее издание этого единственного списка «Рисале-йи Татар-и Лех», снабженное заново набранным арабографичным текстом, транскрипцией и переводом на несколько языков и научными статьями, было подготовлено исследовательским коллективом и осуществлено недавно в Турции (Risâle-iTatar-ı Leh / ed.: A. Özcan. Ankara: TDV Yayın Matbaacılık Tic. İşletmesi, 2021. 315 s.). Мы признательны Максату Овезову, руководителю аппарата муфтията Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь, причастного к подготовке этого издания и снабдившего нас информацией о его существовании.

В недавнее время исследователи выразили сомнения в подлинности этого источника (Зайцев И.В. Антоний Мухлиньский и «Рисале-йи Татар-и Лех» («Трактат о польских татарах» или «Трактат польского профессора»?) // Фальсификации источников и национальные истории. Материалы круглого стола. М.: ИВ РАН, 2007, С. 23–24), которые, при несогласии с ними, тем не менее, не встретили убедительных контраргументов (Канапацкая З.И. «Рисале-и-Татар-и-Лех» («Трактат о польских татарах») – источник по истории и культуре литовских татар XVI века // Risâle-i Tatar-ı Leh / ed.: A. Özcan. Ankara: TDV Yayın Matbaacılık Tic. İşletmesi, 2021. С. 127–129, 141). Доктор исторических наук тюрколог И.В. Зайцев справедливо заметил, что это сочинение является единственным известным исследователям «татарским историческим текстом литовского происхождения», и, соответственно, «без цитат из польского или русского перевода, выполненных самим проф. А. Мухлиньским, до сих пор не обходится ни один труд по истории польско-литовских татар». Сомнения в подлинности сочинения основываются на его слишком оригинальном характере, с точки зрения времени создания, жанровой принадлежности, содержательных и языковых особенностей, откуда следует, что автором текста мог быть сам А.О. Мухлинский. Иными словами, университетский профессор может быть замешан, таким образом, в фальсификации источников. Впрочем, возражения против такого взгляда на «Рисале-йи Татар-и Лех» сводятся пока только к необходимости проведения более углубленных исследований его текста. Мы, естественно, воздержимся от того, чтобы присоединиться к какой-либо точке зрения. Конкретно наше внимание привлекло не содержание источника и не его язык, а сам почерк, которым выполнен опубликованный А.О. Мухлинским текст. По нашему предположению, здесь определяется рука Х. Фаизханова, в чем можно быть уверенным, сопоставив написание графических знаков с таковым в текстах, непосредственное авторское исполнения которых рукой Х. Фаизхановым установлено надежно — это и собственные сохранившиеся работы Х. Фаизханова и рукописи, переписанные его рукой.

К сожалению, каких-либо документальных свидетельств о взаимоотношениях Х. Фаизханова и А.О. Мухлинским до того времени, как последний занял должность декана Восточного факультета Санкт-Петербургского Императорского университета, в распоряжении исследователей на сегодняшний день не имеется. Как отмечал академик АН Казахской ССР А. Маргулан (Марғулан Ә.X. Шоқанның жаңадан ашылған досы – Хүсаин Фаизханов және оның Петербордан жазған хаттары // Известия АН Казахской ССР. Сер. общественных наук. 1965. Вып. 3. С. 13), Х. Фаизханов принимал участие в подготовке учебной хрестоматии по турецкому языку, которую в том же 1858г. опубликовал А.О. Мухлинский (Выбор турецких статей для начального перевода с грамматическим разбором, с присовокуплением facsimile исторических документов для упражнения в чтении официальных бумаг / изд. А. Мухлинский. СПб.: Типогр. Имп. Акад. Наук, 1858. 56 с., 7 л. факсим.). Определение изданного А.О. Мухлинским текста «Рисале-йи Татар-и Лех» как переписанного рукой Х. Фаизханова является еще одним свидетельством сотрудничества двух ученых-востоковедов, тем самым открывая новые перспективы и ставя новые задачи в исследованиях о деятельности Х. Фаизханова в период его пребывания Санкт-Петербурге. Напомним, что недавно нам уже далось установить новые интересные факты о привлечении Х. Фаизханова к работе с историческими рукописями рядом авторитетных востоковедов (https://dumrf.ru/common/event/22481), о чем не было известно ранее.

Дамир Мухетдинов,
директор Центра исламских исследований СПбГУ

Система Orphus
ИТОГИ

© Духовное управление мусульман Российской Федерации, 2024 г.

При использовании материалов сайта гиперссылка на www.dumrf.ru обязательна